№ 17/17

Вожделенное место.

Никита Иванович, взбираясь на предмет своего обожания, испытывал сложности из-за высоты. Давно надо было что-то придумать для собственного облегчения, но ведь после приятной процедуры спускаться назад являлось делом пустяшным, поэтому неудобства всякий раз забывались, а давали о себе знать лишь тогда, когда возникала необходимость повторить желанный акт.

Елена Сергеевна подмечала мужнины проблемы, но помалкивала, потому что даже приходила в умиление, когда тот, пыхтя и краснея, страстно устремлялся к вожделенной цели. Но на этот раз не выдержала и с легким чувством сострадания мягко посоветовала:

- А не подставить ли тебе табуретку, Никитка?

- Тоже мне, придумала, - возразил он. - Тот же вальс, только дольше.

- Какой ты у меня тугодум, - хмыкнула жена. - Я только наводящую мысль тебе подала. А ты фантазируй уже сам. Табуретка не годится - сообрази что-нибудь иное.

- Прикажешь кирпичей с улицы принести? - язвительно буркнул муж.

- Ну, это ты загнул, муженек, - засмеялась жена. - Никакой творческой мысли. Чего проще, например, взять подушку и положить под ноги. Как тебе такое предложение?

- Так, если можно, - обрадовался Никита Иванович, - то это же самый идеальный выход из положения... Только как-то неприлично подушку подстилать.

- Еще чего! - удивилась Елена Сергеевна. - Ничего с ней не станется, а пол чистый. Лишь бы тебе удобно было. Выбирай подушку пополней и вперед!

Никита Иванович так и сделал. Несколько раз мягко спружинив на пуховой подставке, восхищенно воскликнул:

- Мечта! Почти как на твоих роскошных прелестях.

- Ничего себе сравнение, - притворно обиделась Елена Сергеевна. - Как будто я подстилка какая-то.

- Успокойся, Леночка! Я, может, грубовато выразился, но ты ведь на самом деле мягонькая и уютненькая, А очаровательные прелести твои несравненны и безумно волнуют меня постоянно. Как и ты сама со своей необыкновенной красотой и душевной щедростью.

- Ой, хватит, милый, - млея от приятных эпитетов мужа, томно прошептала Елена Сергеевна, - поднимайся уже...

Но Никите Ивановичу очень понравилась оригинальная подставка, и он еще несколько секунд с удовольствием пританцовывал на ней.

- Маленький, никак не наиграется, - простодушно заулыбалась Елена Сергеевна, но тут же строго сказала, подкладывая в пылающую печку дровишки: - Хватит дурачиться. Марш на лежанку! И прогревай как следует свой злосчастный радикулит.

Никита Иванович послушно взобрался на вожделенное место и навзничь растянулся на горяченьком ложе,

Михаил Василенко

Байки

  • История про путан
    «Феи» не пропускали мимо своей общаги ни одного мужика, не обсмеяв его. При этом некоторые из них лихо распахивали халатики, вскакивая на стулья у открытых окон, и, наслаждаясь видом ошалевшего лесоруба, задорно кричали: "Ну что? Нравится?"
  • Гусь лапчатый Гога.
    Мужики шутили, что Гога, как истинный мужчина, неравнодушен к женскому полу. А что всех остальных задевал - так то из ревности. И были категорически против расправы над гусем.
  • Долгожитель
    Разведусь с ней, на хрен, женюсь на молодке. Есть тут одна по соседству. Всего восемьдесят пять годков. Хоть куда еще телка.
  • Бракодел? Бракодел. Бракодел!
    В конце лета у нас родилась дочка. Муж был рад. Приехал за нами в роддом с букетом роз. У крыльца стоял белый конь, запряжённый в лёгкую коляску. Сиденье коляски было украшено цветами.
  • Новация
    Много чего говорят телевизоры, но понять нельзя. Сколько слов мудрёных навыдумывали! А что те слова в себе таят - спросить не у кого. Поэтому и обрадовалась сильно деревня гостю. Полная изба народу набилась в просторную дедову избу.
  • Однажды в электричке.
    Замок «хрюкающей» сумки вдруг начал медленно раздвигаться. Из неё показался симпатичный мокрый пятачок с двумя дырочками, и тут же выскочил маленький розовый поросёнок.
  • Винные этикетки
    Попался мне как-то в руки альбом с винными этикетками советского времени. Листаю - и тут же воспоминания нахлынули.