Вожделенное место

Михаил Василенко • 22 января 2016
Елена Сергеевна подмечала мужнины проблемы, но помалкивала, потому что даже приходила в умиление, когда тот, пыхтя и краснея, страстно устремлялся к вожделенной цели.

    Никита Иванович, взбираясь на предмет своего обожания, испытывал сложности из-за высоты. Давно надо было что-то придумать для собственного облегчения, но ведь после приятной процедуры спускаться назад являлось делом пустяшным, поэтому неудобства всякий раз забывались, а давали о себе знать лишь тогда, когда возникала необходимость повторить желанный акт.

    Но на этот раз не выдержала и с легким чувством сострадания мягко посоветовала:

    - А не подставить ли тебе табуретку, Никитка?

    - Тоже мне, придумала, - возразил он. - Тот же вальс, только дольше.

    - Какой ты у меня тугодум, - хмыкнула жена. - Я только наводящую мысль тебе подала. А ты фантазируй уже сам. Табуретка не годится - сообрази что-нибудь иное.

    - Прикажешь кирпичей с улицы принести? - язвительно буркнул муж.

    - Ну, это ты загнул, муженек, - засмеялась жена. - Никакой творческой мысли. Чего проще, например, взять подушку и положить под ноги. Как тебе такое предложение?

    - Так, если можно, - обрадовался Никита Иванович, - то это же самый идеальный выход из положения... Только как-то неприлично подушку подстилать.

    - Еще чего! - удивилась Елена Сергеевна. - Ничего с ней не станется, а пол чистый. Лишь бы тебе удобно было. Выбирай подушку пополней и вперед!

    Никита Иванович так и сделал. Несколько раз мягко спружинив на пуховой подставке, восхищенно воскликнул:

    - Мечта! Почти как на твоих роскошных прелестях.

    - Ничего себе сравнение, - притворно обиделась Елена Сергеевна. - Как будто я подстилка какая-то.

    - Успокойся, Леночка! Я, может, грубовато выразился, но ты ведь на самом деле мягонькая и уютненькая, А очаровательные прелести твои несравненны и безумно волнуют меня постоянно. Как и ты сама со своей необыкновенной красотой и душевной щедростью.

    - Ой, хватит, милый, - млея от приятных эпитетов мужа, томно прошептала Елена Сергеевна, - поднимайся уже...

    Но Никите Ивановичу очень понравилась оригинальная подставка, и он еще несколько секунд с удовольствием пританцовывал на ней.

    - Маленький, никак не наиграется, - простодушно заулыбалась Елена Сергеевна, но тут же строго сказала, подкладывая в пылающую печку дровишки: - Хватит дурачиться. Марш на лежанку! И прогревай как следует свой злосчастный радикулит.

    Никита Иванович послушно взобрался на вожделенное место и навзничь растянулся на горяченьком ложе,