В поисках лица «террористической национальности»

По материалам журнала «Spiegel» • 05 января 2016
До сих пор в США ищут человека, рассылавшего споры сибирской язвы. Психологи попытались составить его портрет – описать «лицо террориста» по его деяниям.

    До сих пор в США ищут человека, рассылавшего споры сибирской язвы. Психологи попытались составить его портрет – описать «лицо террориста» по его деяниям.

    «Предполагаемый преступник – робкий, боязливый человек. Вероятно, он предпочитает оставаться в одиночестве. Он не умеет сближаться с людьми», – сказано в характеристике, составленной в ФБР на неуловимого анонима. По роду своих занятий он, по-видимому, «мало контактирует с людьми».

    Эксперты ФБР определили, что, по крайней мере, четыре письма со спорами сибирской язвы были отправлены одним и тем же человеком, «взрослым, мужского пола». Жертвами этих писем стали восемнадцать человек: пятеро умерли, тринадцать были инфицированы.

    В связи с этим особое внимание следователей привлек случай с исчезновением Дона Уили, биохимика из Гарвардского университета, работавшего с крайне опасными возбудителями заболеваний. 16 ноября он находился в Мемфисе на научной конференции. После банкета он внезапно исчез. Его автомобиль был найден на мосту через Миссисипи. Ключ все еще торчал в замке зажигания.

    Мог ли он быть террористом? Невероятно. Уили – специалист по эболе, а не сибирской язве. Однако после его исчезновения сотрудники ФБР всерьез задумались: не мог ли кто-то из ученых рассылать зараженные письма?

    В кулуарах конференции по биологическому оружию, проходившей в последние дни ноября в Женеве, в открытую говорили о том, что письма со спорами, вероятно, рассылал один из американских микробиологов, имеющих или имевших доступ к правительственной лаборатории. Так считает, например, американский эксперт Барбара Розенберг. Ей вторит немецкий коллега Ян ван Акен: «Готов поклясться на огне, что эти споры взяты с какого-нибудь склада биологического оружия в США».

    В самом деле, все больше улик указывает на то, что почтовым террористом был американец. Вот некоторые выводы, сделанные ФБР: «Все образцы спор имеют одно и то же происхождение; все они относятся к так называемому штамму Ames, играющему ключевую роль в американской программе биологического оружия».

    Впрочем, последнее стало известно почти сразу же, и журналисты долго говорили о том, что эти штаммы можно обнаружить в тысячах лабораторий, разбросанных по всему миру вплоть до Ирака. Однако откровения американских военных опровергают эту гипотезу. Так, Артур Фридлендер из U.S.Army Medical Research Institute of Infections Diseases признает, что лабораторий, обладающих вирулентными штаммами сибирской язвы, «не больше десятка». Данный институт является основной рассылочной базой штаммов Ames. За последние полтора десятка лет смертоносные вирусы были отправлены отсюда лишь в пять лабораторий США, Канады и Великобритании.

    В двух конвертах из четырех, привлекших особое внимание ФБР, лежал белый порошок чисто профессионального качества. Так, диаметр спор, обнаруженных в письме, адресованном сенатору Тому Дэшлу, был идеальным для заражения человека.

    Еще одно наблюдение. Споры сибирской язвы обычно слипаются друг с другом. Чтобы эффективно использовать их, надо подмешать к ним особое вещество, разделяющее их. В письмо к сенатору Дэшлу был добавлен силикат. По этой секретной технологии споры сибирской язвы обрабатывали в США в 1960-е годы. В Ираке ее не применяют.

    ФБР не стало рассекречивать остальные компоненты, найденные в пресловутом белом порошке. По мнению независимых немецких экспертов, это было сделано потому, что состав порошка, оказавшегося в конвертах, очевидно, в точности совпал с американской технологией изготовления биологического оружия из спор сибирской язвы. «Если бы это было не так, американцы все давно бы опубликовали» – считает Ян ван Акен.

    В ФБР теперь уверены, что преступник имеет опыт работы в одной из правительственных лабораторий и «привык к обращению с крайне опасными материалами». Он мог «иметь доступ к спорам сибирской язвы, а также к секретной информации о них». По словам Розенберг, «людей, обладающих подобной квалификацией, немного».

    Возможно, преступник не хотел убивать своих жертв. Конверты были тщательно заклеены скочем. В двух лежала записка: «Срочно прими пенициллин». Очевидно преступник, – впрочем, как и другие эксперты, – недооценил, что бактерии сибирской язвы могут проникать сквозь поры конверта.

    Сейчас специалисты анализируют ДНК найденных спор сибирской язвы и сличают их с ДНК различных бактериальных культур, хранящихся в лабораториях США.

    Что можно сказать, ознакомившись с этими выводами?

    В ХХ веке люди убедились, что являются заложниками политического безумия. Новые, убийственно опасные технологии, окружающие нас на каждом шагу, делают людей ХХI века заложниками любого безумца вообще. В основе многих голливудских фильмов лежит один и тот же сюжет: некий психопат объявляет войну человечеству. Возможно, эта война уже началась.

    И еще: людям, выросшим в самом конце ХХ века, с трудом верится, что когда-то, лет семьдесят назад, можно было жертвовать собой ради коммунистических убеждений. Очевидно, что через несколько десятилетий столь же странным покажется, что можно было жертвовать собой «ради какой-то национальной идеи или независимости».

    Станет ли спокойнее жить? Не думаю. Тогда мы останемся один на один с террористами-маргиналами – безумными одиночками, которые населят мегаполисы конца ХХI века. Так, в мире, распавшемся на человеческие атомы, совершить атомный взрыв будет гораздо проще, чем сегодня.