Тайны нашего сознания

26 июня 2016
Мы знаем, что в традиционном обществе, у славян, в частности, существовали знахари и колдуны — они действительно были почти в каждой деревне. Если говорить о народах Сибири, то там их место занимали шаманы.

    Валентина Ивановна Харитонова – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая.
    Она руководит научно-исследовательской группой Центра по изучению шаманизма и иных традиционных верований и практик, является автором многих статей и книг по истории знахарства, колдовства и шаманства, в частности, таких как «Заговор на заклинательное искусство восточных славян: проблемы, традиционные интерпретации и возможности современных исследователей». Книга в двух частях, это серьезное научное исследование. Но под ее пером выходят и научно-популярные книги, такие как «Черная и Белая магия славян».

    Валентина Ивановна Харитонова отвечает на вопросы журналиста.

    - Как вы считаете, Валентина Ивановна, насколько велико может быть воздействие одного человека на другого, особенно если этот человек одарен какими-то необычными способностями, о чем в нашем обществе сейчас часто говорят?

    - Я думаю, что такое воздействие может быть достаточно сильным, что предопределяется, конечно же, не только личностью с ее специфическими особенностями, но и сложившейся в стране и обществе ситуацией — политической, экономической, социально-психологической, наконец. Приведу пример.

    Летом 1993 года, во время I-го Международного конгресса «Народная медицина России — прошлое, настоящее, будущее», я стала свидетельницей весьма живописной ситуации. В холле ДК «Меридиан» в один из дней появился необычный персонаж в странном даже для летней Москвы одеянии — пурпурной тоге, сандалиях на босу ногу. На его голове было нечто вроде тернового венца, а великолепные черные локоны ниспадали на плечи. Я случайно обнаружила этого человека ораторствующим в окружении плотной толпы зевак, трепетно внимающих его проповеди. Это был бывший милиционер, ныне широко известный под именем Виссарион, — одна из новых харизматических личностей. Позже он обосновался на территории Красноярского края, где его паства занимает сейчас четыре-пять деревень. Среди проживающих там людей и те, кто ушел за «новым пророком» из Москвы, в том числе ученые, актеры, художники. Приверженцы новой веры Виссариона не желают контактировать с цивилизованным обществом вполне сознательно. Они отказываются от помощи врачей, даже когда их дети тяжело больны, потому что — на все воля Божья…

    Это типичная ситуация для сект с сильным лидером, особенно если лидер обладает еще и некими гипнотическими или психоэнергетическими способностями. Нельзя забывать также, что в подобных ситуациях часто используются специфические техники воздействия на человеческую психику, сознание. Однако, разумеется, объект должен быть внутренне готов к такому воздействию. Сильную личность с устойчивой психикой довольно сложно подчинить «воле пророка», особенно при отсутствии благоприятствующих тому обстоятельств.

    - Скажите, что помимо экономических, политических, социальных причин может способствовать столь сильному воздействию на человека, что может подчинить его чужой воле?

    - Здесь можно говорить о ситуациях введения человека в так называемые измененные состояния сознания (ИСС). Именно в них, в отличие от обычного состояния сознания (ОСС), легче оказываются различные воздействия, которые у нас до сих пор относятся к разряду не только психологических (гипнотических, например), но и парапсихологических.

    - Расскажите о научном исследовании этого вопроса.

    - Изучение ИСС довольно активно ведется со второй половины ХХ века. На Западе это делается в открытой научной практике. Измененные состояния сознания исследуют психологи, психиатры, антропологи. С 1973 года в США издается специализированный международный «Журнал измененных состояний сознания», на страницах которого проводились дискуссии о сущности и типологии ИСС. Одним из крупнейших теоретиков в этой области в Америке считается Ч. Тарт, опубликовавший в 1975 году монографию «Состояния сознания». Не менее известен и его коллега, соредактор «Журнала ИСС» К. Мартиндейл. В 80-х годах на Западе публиковались результаты крупнейшего международного проекта по исследованию ИСС, а в 1985 году под эту проблематику в Германии, в Геттингене, был основан Европейский колледж исследования сознания, организовавший несколько международных научных мероприятий. Этой темой за рубежом всерьез интересуются антропологи, в частности, те, кто входит в группу американской психологической антропологии. Многие из них разрабатывают тему ИСС на основе изучения шаманских практик.

    - А в нашей стране?

    - Парапсихологические исследования у нас до недавнего времени — одна из «закрытых» тем. Изучение собственно ИСС ведется в основном отдельными учеными в пределах своей сферы знания. Особенно здесь стоит отметить Институт мозга человека РАН (СПб.), который курирует академик РАН и РАМН Наталья Петровна Бехтерева.

    В Москве темой ИСС очень интересуются, например, доктор медицинских наук Нина Евгеньевна Свидерская, которая работает в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, нейрофизиолог Ольга Ивановна Коёкина и некоторые другие ученые.

    - Ваш институт — Институт этнологии и антропологии РАН, — судя по работам ваших американских коллег, тоже должен заниматься изучением ИСС?

    - Видите ли, на Западе и у нас с термином «антропология» связывают различное содержание. Наше понимание замыкается на «физической антропологии». Исследования абсолютного большинства моих коллег очень далеки от этой проблематики. Например, одна из них после моего выступления на заседании ученого совета  с возмущением попеняла мне на то, что я пользовалась не научной терминологией, а набором слов вроде «измененные состояния сознания», и никак не хотела верить, что ИСС — общепризнанный термин в мировой науке.

    Лично для меня — это одна из актуальных тем исследования, которая постепенно утверждается в ИЭА РАН. Она представлена, например, в международной серии научных трудов «Этнологические исследования по шаманству и иным традиционным верованиям и практикам», которая с 1995 года издается на базе нашего института по инициативе моей и Дмитрия Анатольевича Функа, заведующего отделом этнографии народов Крайнего Севера и Сибири.

    Серия была основана при поддержке американского Фонда шаманских исследований (Милл Велли, Калифорния), который возглавляет доктор Майкл Харнер. Этот антрополог не просто изучил шаманизм, но прошел посвящение у индейцев хиваро, то есть стал шаманом, освоил шаманские техники и более того — обучает других специально разработанному им варианту шаманской практики.

    Этот международный конгресс, как и крупнейший международный интердисциплинарный научно-практический симпозиум «Экология и традиционные религиозно-магические знания», инициировался и организовывался небольшой научно-исследовательской группой, которая называется «Центр по изучению шаманизма и иных традиционных верований и практик» и которой руковожу я. Кстати, с начала 2000 года мы начали проводить практические интердисциплинарные экспериментальные исследования в области ИСС, результаты которых частично представили на симпозиуме и опубликовали в его материалах.

    - А что именно исследуется в этих экспериментах?

    - Мы пытаемся понять принципы и возможности воздействия одного человека на другого во время шаманского сеанса. Это анализируется на уровне работы мозга (нейрофизиологический аспект), на уровне физиологии организма (используются приборы, позволяющие фиксировать состояние сердечной деятельности, эмоциональной сферы и т.д.). Мы пытаемся понять, как у человека в ИСС функционирует образная сфера, как моделируется и создается то, что мы называем мифологическим мировоззрением в традиционных культурах.

    - Сегодня, как никогда, важна проблема психоманипулятивного воздействия одного человека на другого. Это совершенно очевидно, и особенно после 11 сентября 2001 года. Можно ли сказать, что, используя измененные состояния сознания, в психику человека можно «заложить» чужое воздействие?

    - Очевидно, да. Хотя на этот вопрос вам лучше ответят нейрофизиологи. Их исследования показывают, что работа мозга резко меняется при погружении в ИСС: одни его секторы отключаются, а другие — наоборот, включаются. Известно, что при погружении человека в ИСС на него можно оказывать то или иное воздействие. Кроме того, в каких-то фазах ИСС человек может, например, получать (таинственным пока для нас способом) информацию ясновидческого характера и т.д.

    - Мы знаем, что в традиционных обществах всегда существовали люди, которых называли ясновидцами. Были там колдуны и шаманы. Они использовали в своей практике ИСС?

    - Безусловно. Можно разграничить эти способности. Я называю возможности по восприятию той информации, которую мы не фиксируем привычными органами чувств, суперсенситивными задатками, а сверхвоздействие на себе подобных (пока непонятно, каким образом оказываемое) — экстрасенсорными. Людей, владеющих теми или другими способностями, было много больше, вполне достаточно их и сейчас. Исследования показывают, что их практики связаны с измененными состояниями сознания.

    - Скажите, тема нашего разговора имеет отношение к народной медицине?

    - Разумеется. Эта тема чрезвычайно актуальна в наши дни, поскольку сейчас народная медицина оказалась востребованной. Она медленно, но верно за последние пятнадцать лет трансформировалась в городской среде в так называемое народное целительство, утвержденное у нас законодательно.

    В российских деревнях очень боялись колдунов и лояльно относились к знахарям, считая, что знахари воздействуют с помощью молитвы, а колдунов всегда подозревали в связях с нечистой силой. Это было вызвано отчасти христианизацией восточнославянского населения.

    Есть масса фольклорных рассказов о том, что мог совершать колдун. Например, он мог не только словом, но и взглядом наслать порчу, от чего человек сильно страдал или даже умирал. Столь же легко колдуны снимали эту самую порчу. В восточнославянском фольклоре существует множество историй о том, как колдуны «портили» свадьбы — жениха и невесту, а иногда всех родственников — и как потом, когда этих колдунов умоляли прийти и оказать помощь, они это делали.

    Если же говорить о таких людях с научной позиции, то каждый из них действительно обладал некими психоэнергетическими способностями. Исследование показывает, что знахари, которых не опасались селяне, почти не владели техниками погружения в ИСС, гипнозом и не оказывали необычного воздействия на людей, обращавшихся к ним. Колдуны же, особенно сильные, отличались как раз очень развитыми способностями такого рода. Эти способности довольно трудно характеризовать, потому что у каждого был набор собственных навыков, но в общем и целом их практика осуществлялась с использованием ИСС. Между прочим, даже простые знахари, которые понятия не имели о том, что они входят в измененные состояния сознания, часто делали это. Такое случалось при правильном отправлении заговорно-заклинательного акта — должном использовании молитвы в нем, правильном интонировании и ритмизации заговорного текста и т.д. Колдун же, которого как только не поносили и в народе, и в литературе, на самом деле был очень одаренным психоэнергетически человеком. К нему обращались в критических ситуациях. То же самое можно сказать и о шаманах. Среди них были более и менее сильные в психоэнергетическом отношении лица, которые с помощью традиционных методик могли оказывать воздействие на тех, кто к ним обратился.

    - А что же представляет собой работа колдунов и шаманов в измененных состояниях сознания?

    - В шаманских практиках особенно ярко выражены варианты работы в ИСС. Шаманы использовали аффективный тип погружения в измененное состояние сознания в отличие от медитативного, к которому обычно прибегали восточнославянские знахари. Шаманское камлание — это впечатляющее публичное зрелище. В ходе этого действа в ИСС мог входить не только сам шаман, но и присутствующие. У шаманов есть две наиболее яркие техники погружения в ИСС: техника шаманского путешествия (когда шаман якобы отправляется странствовать в верхние или нижние миры, например в поисках исчезнувшей души больного человека) и техника вселения духа, которая иногда именуется исследователями одержимостью (шаман при этом временно как бы уступает свое тело духу своего предка-шамана). Камлания, основанные на любой из техник, у хорошего специалиста всегда необычайно зрелищны.

    Однако стоит сказать и о том, что выражается почти незаметно, но часто оказывается гораздо более действенным, — о технике инсайта. Она не требует отключения сознания при переходе в ИСС. Человек, способный использовать такую технику, разговаривая с вами, может либо получать информацию, либо оказывать воздействие. И то, и другое практически незаметно. Вот пример. Есть люди, способные диагностировать, не видя пациента. Среди моих испытуемых была женщина (кандидат технических наук, специалист в области компьютерной техники), которая освоила инсайтный вариант диагностики: она писала историю болезни пациента по «паспортным данным» (фамилия, имя, отчество, дата рождения) и при этом разговаривала со мной.

    - Наверное, именно овладевшие такими техниками способны «зомбировать»?

    - Я стараюсь не использовать такой термин. Понятия о зомбировании, о зомби в научной литературе и журналистике далеко ушли от своего первоначального значения. Исследовали и журналисты, использующие эти понятия, обычно имеют в виду некую психологическую, быть может, гипнотическую зависимость слабой личности от сильной, например.

    Зомбирование — это нечто иное. Сошлюсь на довольно точное определение зомби, данное в книге Филиппа Боневица «Реальная магия» (перевод вышел в Москве в 1998 году): «Зомби — люди, предположительно возрожденные из мертвых знахарем вуду. Скорее всего, они не умирали, но были одурманены особым ядом. Использовались в качестве рабов».

    Здесь отмечена прямая связь зомбирования с культом вуду, распространенным в Западной Африке, а в эпоху рабовладения при перевозе африканских рабов завезенным в Америку. В настоящее время культ имеет место на Гаити и в своих вторичных вариантах представлен в европейских странах.

    Вуду, по мнению африканцев, очень страшный культ. Он связан с древней верой в то, что колдуны могут господствовать над душами мертвых и пользоваться своей властью над ними при воздействии на людей живых.

    Обряды, связанные с культом вуду, хорошо описал Гарри Райт — американский врач, который много путешествовал по всему миру. Он побывал в Южной Америке, Африке, Австралии и везде целенаправленно исследовал то, что мы бы отнесли к необычным феноменам нашей жизни. Книга Райта под названием «Свидетель колдовства» была довольно давно (в 1971 году) издана на русском языке с прекрасным предисловием В.Л. Леви. В этой книге дается описание многих странных ритуалов, в том числе и феномена зомбирования.

    В результате зомбирования человек становился рабом колдуна, проведшего соответствующий обряд. Зомби терял личностное начало, находился в полной амнезии; у него сохранялись только некоторые рефлексы, необходимые, чтобы выполнять конкретные указания своего повелителя. Это можно, наверное, сравнить с очень глубокой стадией гипноза, при которой человек слышит лишь голос гипнотизера. Для читателя, вероятно, будет понятно сравнение с манкуртом, одним из образов, созданных Чингизом Айтматовым.

    В российской современной жизни о зомбировании вспоминают в ситуации, когда главе какой-либо секты, какому-то харизматическому лидеру оказывается подчинено огромное число людей. Это — опасная ситуация, но она не являет пример зомбирования в собственном смысле слова.

    В нашей стране есть опасность возникновения религиозно-магических сект, куда попадает масса людей, есть опасность подчинения иного характера, например при использовании манипулятивных техник на различных массовых сеансах, хотя их часто называют психотерапевтическим воздействием. Кстати, обращу внимание на то, что подобные массовые сеансы, связанные с изменением состояний сознания, у нас запрещены законодательно.

    Изменять состояние сознания человека, пусть даже в благих целях, — дело слишком сложное и ответственное. Народная традиция дает нам богатейший материал для изучения такого опыта. Его необходимо исследовать, не отмахиваясь ни от колдунов и знахарей, ни от шаманов, ни от экстрасенсов. Заниматься этим надо комплексно, интердисциплинарно. Если же мы «закроем» эти темы или объявим их «лженаучными» (а такие тенденции прослеживаются), то можем, как в известных ситуациях с генетикой, кибернетикой и т.п., оказаться снова на задворках мировой науки.

    Вопросы задавала
    Галина Бельская