Шестьдесят лет дед не знал бед

И. Старцев • 25 декабря 2016
От всех недомоганий у него три лекарства было: перцовка домашнего приготовления, русская печь да баня.

    Дед жил - не тужил

    Есть такая поговорка в народе: «Меньше знаешь - крепче спишь». Вот и дед мой жил по такому принципу. Шестьдесят лет он здравствовал в деревне на реке Онеге, что в Каргопольском районе Архангельской области. В больницу дедуля не показывался, от медицины был далек и тем был счастлив до поры до времени. Приехал я к нему летом погостить, рыбки половить, сена козочкам накосить помочь. Дедуля прихворнул - животом замаялся. Я как раз в город засобирался, билеты на обратную дорогу купить, решил и деда прихватить с собой до поликлиники, чтобы очки себе выписал и живот заодно доктору показал, Посадил его к врачу в очередь, а сам за билетом пошел. Прихожу обратно - деда нет. Я в кабинет пробился, врачу объяснил, кого ищу, а он и говорит: «В хирургии ищи. Аппендицит у твоего деда».

    Пока я бегал, искал, где там эта больница, пока врача ждал, деда уже и к операции подготовили. Мне велели завтра приходить. Из города я вернулся один, чем бабулю поверг в сильнейшую панику.

    Весь вечер она причитала: «Да как он там? Да вдруг не то вырежут... В больнице старый сроду не' бывал, ну, как сбежит, а автобусы-то уже не ходят... И чего ему там поетсь дадут, голодный, небось...» и все в том же духе. Наутро я был отправлен с полными котомками снова в город. К деду только после обеда попал и нашел его в удрученном состоянии. На лице старика ясно читался страшный диагноз, но какой? Я разыскал лечащего врача, и он поведал мне о дедовых злоключениях.

    Перед операцией у деда взяли анализы, измерили давление, которое повышенным оказалось. На следующий день утром его осмотрел терапевт и сказал, что у деда гипертония, В крови обнаружили сахар, и следом был добавлен диагноз «сахарный диабет». Офтальмолог, осмотрев пациента, обнаружила катаракту и сказала, что деду нужна операция, если он не хочет ослепнуть на один глаз. От всех заумных терминов, серьезности и сосредоточенности врачей деду пришел на ум один-единственный вывод: дни его на этом свете сочтены и перед ним лежит одна дорога - на погост.

    Когда я вернулся в палату после беседы с врачом, дед был занят размышлениями над выбором места своего погребения. Меня его похоронный вид так уморил, что я рассмеялся. Дед был оскорблен и ошарашен моим недостойным поведением у постели умирающего. Пришлось объяснить старику, что большинство людей его возраста живут с таким же букетом заболеваний долго и счастливо. Единственное, что необходимо делать, - принимать выписанные врачом лекарства.

    Через две недели деда выписали из больницы вместе с целым пакетом таблеток, очками и бумажкой, на которой было расписано, что и как принимать. Я побыл в гостях еще три дня и перед отъездом услышал бабушкин крик: «Ты погляди, что старый пень удумал! Все лекарства в туалет спустил! И пошто только дохтора для него старалися?» Что мне было ответить? Дедушка мой так же живет в деревне, ходит на рыбалку, пьет перцовку, козье молоко, а в медицину... В медицину не верит. Говорит, сколько человеку на роду написано, столько он и проживет, и никакая медицина тут не поможет. Вот и получается, что чем меньше мы знаем о своих болезнях, тем наша жизнь счастливее и спокойнее.