№ 17/17

"Семейным сходством будь же горд!.."

Григория Григорьевича Пушкина я знаю со дня его семидесятилетия, вот уже четырнадцатый год. Это удивительный человек. Мудрец и великий насмешник. У него прямой и бескомпромиссный характер, и он не любит менять ни убеждений, ни привычек, ни друзей.

Всех почитателей своего великого прадеда строго делит на две категории: пушкиноведов и пушкиноедов. Наверное, так оно в жизни и есть.

Он — единственный из ныне живущих правнук поэта. И смею утверждать — любимейший. Во-первых, родной дед Григория Григорьевича, храбрый генерал Александр Пушкин, был любимым сыном поэта. Во-вторых (или тоже во-первых?), свою жизнь Григорий Пушкин прожил честно и достойно, не запятнав имени великого прадеда.

Правнук поэта не нарушил ратных семейных традиций и продолжил воинскую эстафету рода Пушкиных: воевал на фронтах Финской и Великой Отечественной.

«Мой правнук просвещенный...» Быть может, и для него Пушкин так яростно отстаивал честь своего рода от всяческих нападок. Оказалось, что и в наши дни пушкинский род нуждается в защите. Появилось немало самозванцев, подобно лианам опутавших мощное родовое древо.

По родству Григорий Григорьевич — самый близкий к Пушкину человек. Никто не знает, каким был бы Александр Сергеевич в старости. Правда, однажды поэт изобразил себя в преклонных летах. И теперь, когда я вижу этот пушкинский профиль, кажется, что поэт нарисовал не себя, а своего будущего правнука...

Он не очень-то словоохотлив, хотя знаю, что его рассказов хватило бы на несколько толстенных книг. Слава Богу, я застала Григория Григорьевича в его московской квартире в добром здравии. Не стала скрывать, что хочу взять у него интервью для «Очага», журнала, ему хорошо известного. Ведь на его страницах не раз рассказывалось о пушкинском древе: судьбах потомков великого поэта.

Григорий Григорьевич, Вы родились в Нарве 19 декабря, как раз на Николу-зимнего. А нарекли — Григорием...

— Все просто. Брат Николай в семье уже был. Когда я родился, отец зашел в больницу поздравить мать с новорожденным, а она ему так жалобно и выговорила: «Гриша, опять мальчик...» Врач рассмеялся: «Ну, быть ему Григорием!» Отец спорить не стал, ведь это наше имя, родовое. Идет еще от основателя фамилии Григория Пушки, жившего в XIV веке. И дед мой, старый генерал, обрадовался, что внука Григорием назвали.

— Александр Александрович Вас видел?

— Я деда точно видел, только в перевернутом виде... Меня младенцем родители привозили ему в Москву на показ. На белый свет я появился в декабре 1913 года, а он умер в июле 1914-го. Так что встреча состоялась.

— Что из детства Вам запомнилось?

— Ну, детство-то, оно долгое и счастливое. Жили мы большой семьей в Лопасне, старинном имении Ельчиковых. Его бывший владелец генерал-майор Н. И. Васильчик герой войны 1812 года, передал своим внучкам, двоюродным теткам отца, сестрам Гончаровым. Они были дочерьми Ивана, старшего брата Натали.

— Я читала, что Ваша матушка Юлия Николаевна оказала пушкинистам огромную услугу: в годы гражданской она на крыше вагона с мешочниками добралась до Москвы и передала пушкинский дневник в Румянцевский музей.

— Насчет крыши это, конечно, фантазии. А добраться до Москвы в девятнадцатом, да еще барыне, по тем временам подвиг.

— А как дневник Пушкина оказался вЛопасне?

— Первым хранителем дневника был мой дед Александр Александрович, потом семейная реликвия перешла к его сестре, старшей дочери Пушкина — Марии Александровне Гартунг. Перед смертью она передала дневник моей тетке Анне А\ександровне Пушкиной, а та, в свою очередь, отдала моей матери.

— Какие-то пушкинские рукописи хранились в Вашем доме?

— Почти все документы, письма поэта находились у моего деда. Когда он перевозил из Каширы в имение Бронницкого уезда Московской губернии рукописи своего отца, то сундуки на временное хранение были оставлены у Гончаровых, в Лопасне. Позже он их забрал. А один каким-то чудом остался.

Помню, в детстве с приятелем Лешкой Ларичевым на чердаке дома нашли черную шкатулку. В ней было много бумаг, исписанных размашистым почерком. Оказалось, что это пушкинские рукописи.

А вот мой брат Николай, тот прославился. Надо сказать, что тетки Гончаровы были большими любительницами канареек. В Полотняном Заводе, родовом гончаров-ском имении, даже своя особая школа канареечного пения была. Известно, что Пушкин птиц тоже жаловал — может, канарейки по доброй памяти услугу ему и оказали?

Дело было так. Николай, тогда ему шел десятый год, заметил в клетке с канарейками, что стояла в гостиной, голубоватую плотную бумагу. Точнее, бумажные листы были вложены между прутьями клетки и обоями, чтобы птицы их не щипали. А на листах виднелись записи, сделанные от руки старинными коричневыми чернилами. Брат выпросил у горничной такой же плотной бумаги, якобы для воздушного змея. Она и вытащила для него из деревянного, окованного железом сундука заветный листок. За ужином Николай рассказал все — и о канарейках, и о бумаге, и о тайном сундучке — отчиму, а моему отцу. Он же, только взглянув на старый лист, сразу понял, что это рукопись его деда — «История Петра Великого». Вот такая вышла история с «Историей»!

— Просто святочный рассказ! Впрочем, чего в жизни не бывает!

— Это ты верно сказала. Я вот в жизни своей за большими чинами не гнался, был зоотехником, оперативником угрозыска, партизаном, печатником, а оказался в родстве с коронованными особами. В том числе и с английской королевой.

Перед ее визитом в Россию я получил телеграмму из Букингемского дворца, где Ее Величество Елизавета II и герцог Филипп Эдинбургский извещали меня о своем приезде и выражали желание встретиться. Не знаю, правда, о чем бы я говорил с королевой,— жизненные пути у нас очень уж разные. Думаю, что о прадеде. Ведь Елизавета II знает и любит пушкинскую поэзию и, кроме того, состоит в дружеских и кровных связях с моими дальними родственницами — прапраправнучками поэта герцогинями Александрой Аберкорн, Натальей Вестминстерской. Наталья — крестная мать внука королевы принца Уильяма. А шафером на свадьбе Елизаветы II был праправнук Пушкина — Дейвид Майкл Маунтбеттен, маркиз.

— Вот уж поистине, как писал Ваш прадед: «Бывают странные сближения...» Григорий Григорьевич, а как Вы оказались в уголовном розыске, ведь учились-то на зоотехника?

— Время было такое. Вызвали в райком. Вручили путевку на службу в Московский уголовный розыск — МУР. Спросили, правда, не откажусь ли: работа опасная,— а то могут и в пушкинский музей направить, там спокойней будет. Я им ответил, что Пушкины никогда от опасной службы не бегали. И фамилия у нас военная, боевая. Дед мой Александр Александрович воевал в Болгарии в русско-турецкую войну, за храбрость был награжден золотой георгиевской саблей, отец в первую мировую командовал 91-м Двинским полком, потом перешел на сторону Красной Армии...

Честно скажу, не люблю вспоминать те годы. Работал на Петровке, 38; оперативником в Октябрьском районе Москвы. Ловил жуликов, бандитов, нечисти много было разной. А когда немцы к столице подступили, добровольно ушел на фронт, в партизаны.

— Несколько лет назад я все пыталась расспросить Вас о партизанских подвигах, а Вы на все вопросы отвечали: «В общем, задание было выполнено...»

— Я и сейчас так отвечу.

— Тогда придется мне рассказать Вам о партизане Григории Пушкине, что довелось узнать от Вашего боевого друга Александра Кишкина. Итак, 30 сентября 1941 года ваш отряд близ станции Дорохове освободил более двухсот девчат, отобранных немцами для отправки в Германию. Партизаны разделились на группы, чтобы безопасней было выводить бывших пленниц. Выбирались к своим лесными тропами, еды — никакой. Девушки, и без того истощенные, буквально валились с ног. И тут, на счастье, попался немец. Он вез на бричке коробки с галетами и шнапсом. Возничий был явно навеселе и не сразу понял, что попался к партизанам. Придя в себя, стал уверять, что не питает к России зла и что до войны учился в Берлине, изучал Пушкина и даже читал «Евгения Онегина». Тут уж партизаны расхохотались и кое-как втолковали ему что его-то и взял в плен сам Пушкин, только правнук поэта. Немец долго отказывался этому верить, так как был твердо убежден, что всех потомков Пушкин как дворян, расстреляли или сослали на Соловки...

— А как закончилась эта история, знаешь?

— Нет.

— Так вот, в 1965-м, когда праздновали двадцатилетие Победы, меня пригласили в Центральный Дом литераторов на торжественное собрание. Были там и иностранные гости. Один из них попросил переводчика помочь отыскать в Советском Союзе правнука Пушкина. Тот ему и указал прямо на меня. Так я встретился с сыном Карла Мюллера, того самого пленного немца, любителя Пушкина.

— Григорий Григорьевич, а Вы сами счастливый человек?

— И счастливый, и богатый Только богатство мое особенное Это не коттеджи и лимузины и солидный банковский счет, а старинное родословное древо. И ему берущему свое начало от первого славянского князя Рюрика, могут позавидовать сильные мира сего.

— Григорий Григорьевич, с сколько потомков поэта ныне здравствует?

— На сегодняшний день 219 по всему миру. Одни рождаются — уже седьмое поколение появилось, другие уходят. Жизнь идет.

Мне странно сознавать, что уже старше и Александра Сергеевича и Натальи Николаевны, моей прабабушки. Сейчас я и сам стал прадедом и понимаю, какое это близкое родство.

Моя фамилия легкая, веселая, звучная. Скажешь — Пушкин, и люди улыбаются, тянутся к тебе. Это огромная радость, но и тяжелейший жизненный крест. Теперь, когда перешагнул за 80-летнюю отметку, без ложной скромности могу сказать: я его достойно пронес. Стихов никогда не писал, этот наказ Александра Сергеевича все его потомки свято соблюдают. Вам же, мои соотечественники, хочу пожелать здоровья и душевного спокойствия. А чтобы все это исполнилось — читайте Пушкина!

Беседу вела Л.ЧЕРКАШИНА

Жизнь замечательных людей

  • Главный Дед Мороз Страны Советов.
    С первых же работ в кино Филиппов проявил себя как интересный комедийный и характерный актер. Обладая фактурной внешностью и фигурой, исполнял в основном роли всевозможных здоровяков, наделяя своих героев тонким юмором и иронией.
  • Родина с большой буквы
    Радий был потрясен. До первой книги было еще далеко, но его судьба как писателя (и писателя детского!) была, пожалуй, решена в тот момент.
  • «Только богатства души настоящим считаю богатством...»
    Но если Мору не удалось пересоздать государство Английское, то еще раньше, до королевской службы, он сумел создать государство, деже отдаленно не похожее ни на одно из реально существовавших — страну Утопию.
  • УВЛЕЧЕНИЯ ЮБЕРА ЖИВАНШИ
    В детстве он испытывал восторг при виде цветущих садов, декоративных элементов на фасадах зданий и... кусочков материй. Бабушка Юбера, которая была заядлым коллекционером, собирала самые невероятные вещи, в том числе лоскуты тканей, сохранившиеся от сшитых ею платьев.
  • Путешественник, геолог, педагог
    Ивану Васильевичу Мушкетову принадлежит честь открытия и первого исследования многих ледников в Центральной Азии. Он измерил их протяженность, ширину и толщину ледяного покрова, установил, с какой скоростью они движутся, на какой высоте зарождаются и где обрываются, питая горные реки.
  • Русский физик Василий Петров
    В 2002 году мы отмечали знаменательную дату — 200-летие открытия электрической дуги. Это важнейшее научное открытие было сделано выдающимся русским физиком Василием Владимировичем Петровым.
  • Жизнь как искусство невозможного
    Это был Теодор Шанин, блестящий исследователь, социолог и историк, человек редкого мужества и острого чувства справедливости. Возможно, именно эти качества, а еще — воля и целеустремленность определили масштаб и яркую своеобразность его личности.
  • Солдат, инженер, педагог
    Жизнь этого человека нередко висела на волоске, не раз круто менялась. Но никогда он не плыл по течению. В самых трудных ситуациях гнул свою линию.
  • Первая леди программирования
    10 декабря названо Днем программиста в честь родившейся также в этот день первой представительницы этой не слишком древней профессии Ады Августы Лавлейс, единственной дочери прославленного английского поэта Джорджа Гордона Байрона и его супруги Аннабеллы Милбэнк.
  • Евангелие от Гротендика
    Опять никому не известный автор дерзает переосмыслить, перевернув с ног на голову лучшую половину математической науки — священную Геометрию, заменив ВСЕ ее привычные понятия и конструкции новой зубодробительной алгеброй! Ради чего весь этот труд?
  • Памяти Юрия Соболева
    Позвонил Брель — умер Юра Соболев. Ему было 75 лет. Его там же и похоронили — в Петергофе. Лет 25 назад он говорил: «Мы знаем, как не надо, но не знаем — как надо». Я думаю, он, знал и то и другое, только ему неудобно было заговорить об этом.
  • Привет, Джо!
    Иосифа Гольдина, друзья звали его Джо. Как его только не называли! Авантюрист, тунеядец, чокнутый, фантазер, чудак и, наконец, — гений. Называли в меру своего понимания жизни, поведения и поступков. А особенности его личности и ее масштаб вмещали все.
  • Святой Иоанн Кронштадский
    «Нужно любить всякого человека и в горе его, и в позоре его...— говорил отец Иоанн. И не нужно смешивать человека - это образ Божий - со злом, которое в нем...