Русские исследователи в Корее

Аркадий Адамов • 19 мая 2016
С 1895 года в Северной Корее, в самых труднодоступных, горных районах начинают работать специальные научные экспедиции, в организации которых огромную роль сыграло Русское географическое общество.

    Еще до установления дипломатических отношений между Россией и Кореей в 1884 году русские моряки подробно изучили, описали и нанесли на карту все восточное побережье Корейского полуострова. Наибольшей известностью пользуется плавание фрегата «Паллада», который в 1854 году прошел вдоль берегов Кореи от Пусана до устья реки Туманган. Участник этой экспедиции замечательный писатель И.А. Гончаров красочно описал природу и жизнь населения Кореи.

    Первым русским путешественником по Корее был П.М. Делоткович. В начале 1886 года он вышел из Сеула, пешком пересек Корейский полуостров и далее по побережью Японского моря дошел до русской границы. Его путевые записки, опубликованные в Петербурге в 1889 году, содержат ценный материал по рельефу, почве, растительности и экономике северо-восточной части страны.

    Первая из этих экспедиций, возглавляемая И.И. Стрельбицким, отправилась по долине реки Туманган к ее истокам и достигла легендарного вулкана Пэктусан. Стрельбицкий был первым европейцем, побывавшим на «драконовском» озере в кратере вулкана и давшим научное описание всего этого района.

    В том же году Северную Корею изучала экспедиция во главе с А.Г. Лубенцовым, членом Русского географического общества. Со своим помощником и четырьмя казаками он дважды пересек Корейский полуостров вначале в северной, гористой его части, а затем в районе Пхеньяна, пройдя путь свыше двух тысяч километров по совершенно неисследованным местам. Лубенцов первый изучил схему расположения горных хребтов в Северной Корее и дал названия важнейшим из них. В дремучих лесах, покрывавших горы, русские часто встречали корейских охотников, вооруженных старинными фитильными ружьями или небольшими рогатинами и копьями. Лубенцов отмечает, что охотничий промысел имел немаловажное значение в экономике страны.

    Симпатией и искренней дружбой к корейцам проникнуты многие страницы его путевого журнала. В противоположность большинству западноевропейских и американских ученых, объяснявших экономическую отсталость страны неспособностью будто бы корейского народа к прогрессу, Лубенцов писал следующее: «Многие обвиняют корейцев в лености, но лучшим противодоказательством этого может служить цветущее положение корейских поселенцев как близ Благовещенска, так и в Южно-Уссурийском крае, а ведь в пределы России в 60-х годах выселились буквально нищие корейцы, у которых не было ничего, кроме своих здоровых рук да хорошей головы на плечах. Бедность жителей в самой Корее зависит главным образом от алчности и хищности многочисленных чиновников, которые выжимают все, что только возможно, из подведомственных им жителей». Лубенцов показывает гибельность для страны японского господства и отмечает повсеместную глубокую ненависть в Корее к японским захватчикам.

    В 1897 году в Северной Корее работала еще одна экспедиция Русского географического общества под руководством знаменитого ученого В.Л. Комарова (впоследствии президента Академии наук СССР), изучавшая растительный покров страны.

    Значительно более широкий размах, чем все предыдущие исследования, имела комплексная экспедиция в Северной Корее осенью 1898 года во главе с А.И. Звягинцевым. Она занималась геологическим и ботаническим обследованием, изучала население и экономику края. Экспедиция прошла путь протяженностью свыше двух тысяч километров и собрала обширный научный материал.