Понемногу о многом

29 июня 2016
В начале ХХI века совсем иная задача беспокоит инженеров, проектирующих транспорт, нежели одно-два столетия назад. Тогда их заботило, как связать разделенные пространством города и страны. Теперь — как соединить отдельные городские районы, разобщенные… избытком транспорта.

    Полеты из Бирюлево в Медведково наяву

    В начале ХХI века совсем иная задача беспокоит инженеров, проектирующих транспорт, нежели одно-два столетия назад. Тогда их заботило, как связать разделенные пространством города и страны. Теперь — как соединить отдельные городские районы, разобщенные… избытком транспорта. Сегодня из Москвы в Симферополь можно долететь едва ли не быстрее, чем доехать на автомобиле из Бирюлево в Медведково в час пик.

    Можно не допускать частные машины в центр города, можно по субботам запрещать поездки на автомобилях с четными номерами, а по воскресеньям — с нечетными номерами, а можно предлагать совсем иные технические решения.

    Возможно, в будущем мы перестанем ставить автомобили, эти «самобегущие коляски ХХ века», в гараж или под окнами дома. Им найдется место… в любом уголке квартиры. Да и побегут эти машины, напоминающие помесь рюкзака с водолазным снаряжением, уже не по земле, а по воздуху. Да и зваться они будут «автолетами».

    Калифорнийский инженер Майк Мошье уверен, что его аппарат, изготовленный из пластика и алюминия, будет доступен каждому. Человек, пристегнутый к автолету, выглядит этаким огромным насекомым. Над его плечами красуются два пропеллера. Они обеспечивают взлет: стоял человек на тротуаре, а потом одно нажатие кнопки — и, взмывая прямо вверх, помчался «над всеми пробками улиц» на другой конец города. Никаких взлетных полос не надо, посадочных тоже. «Можно приземлиться даже на кухонный стол» — шутливо замечает Мошье.

    Маневрирует «SoloTrek» — так именуется воздушный автомобиль ХХI века — тоже за счет пропеллеров. Нажатием пары рукояток можно менять наклон и скорость вращения винтов. Возникнут проблемы — всегда наготове парашют.

    «Будущее авиации (да, может быть, и всего городского транспорта) именно за такими крохотными персональными автолетами» — отмечает Уильям Уормбродт из НАСА. Этого требует время — иначе города задохнутся от дорожных пробок.

    На первых порах машины для цивильных прогулок над городами обойдутся в ту же цену, что и дорогой спортивный автомобиль. Но это лишь начало! Кто поверит, что каких-нибудь одиннадцать лет назад мобильный телефон в нашей стране стоил столько же, сколько автомобиль? Теперь «мобильники» стали повседневным предметом. Так что если идея приживется, то через несколько десятилетий небеса запестрят фигурками, спешащими из Москвы в Тверь, из Вологды — в Кострому. Постепенно размывается граница между воздухом и землей — двумя столь разными областями обитания живых организмов. Человек готов заселить все окружающее его пространство, претворяя миф об Икаре в жизнь.

    Сибирь «под лупой»

    Несколько европейских исследовательских институтов в следующие полтора года отправляются в экспедицию в Сибирь. С помощью двенадцати спутников и наземных измерительных станций они задумали словно под лупой изучить около двух миллионов квадратных километров восточнее Урала. Кстати, такая территория равна по величине шести Германиям. В Сибири они постараются собрать как можно больше климатических данных для построения новых моделей мирового климата. Руководит этим проектом Университет имени Фридриха Шиллера, находящийся в Йене. Уже сейчас можно увидеть в коридоре университета большой снимок части Сибири от Байкала до Енисея. На севере снимок ограничен побережьем Северного Ледовитого океана. «Данными, снятыми с этой гигантской площади, мы будем скоро кормить наш компьютер, — говорит профессор геоинформатики Кристине Шмуллиус, которая по заданию ЕС координирует 14 исследовательских институтов. — Мы предполагаем, что сибирская растительность и поверхности воды и льда оказывают решающее влияние на мировой климат».

    До сих пор модели климата основывались чаще всего на гипотезах. Теперь, благодаря проекту ЕС, впервые можно провести основательный анализ, методика которого будет применяться впоследствии и в других регионах. Разумеется, участникам экспедиции не обойтись без помощи местных экспертов. «Хотя мы и получаем со спутников много местных карт, — говорит Кристине Шмуллиус, — однако именно эти огромные пространства задают нам загадку. Почему такие обширные площади лишены растительности? Какие промышленные предприятия выбрасывают вредные вещества? Без партнерского сотрудничества нам ее не решить. Поэтому я регулярно бываю в Иркутске и в других местах, где идут исследования. Каждые десять дней мы делаем снимки с одной и той же точки, чтобы скрупулезно отслеживать растительность. Уже первые результаты оказались интригующими. Если во всем Северном полушарии средняя температура за прошлые десятилетия поднялась на 0,8 градуса, то в Сибири — сразу на 3 градуса».

    Почему? Трудно сказать, но все указывает на усиленный выброс газов, создающий парниковый эффект. Так или иначе прежнее равновесие уже нарушено. На больших пространствах отсутствуют таежные леса. То ли это влияние естественных причин, то ли последствия пожаров. Исследователи сравнивают температуры у поверхности земли и наносят на карту области наводнений, используя при этом не только спутники и самолеты, но и наземные станции.

    Разумеется, не может не оказывать значительного воздействия на мировой климат такое гигантское озеро, как Байкал, содержащий 23 тысячи кубических километров. Глобальное потепление почти везде вызывает повышенные испарения, что приводит к увеличению осадков везде, кроме тропиков.

    По словам профессора Шмуллиус, ощутимое изменение мирового климата вынуждает поторапливаться. Ведь такое исследование, безусловно, может помочь политикам в принятии решений в сфере экологии.