О времени и о себе

А.Д. Ильина • 28 февраля 2017

    Я из многодетной семьи, детей нас было восемь человек: семь девочек и один мальчик. Из всех детей я старшая, родилась в ноябре 1944 года. Жили мы в деревне, трудно, тяжело. Отец работал в колхозе, мать - на сапоговаляльной фабрике. Уходила она на работу рано - часа в 4 утра. Будила меня, уходя на работу, а мне еще пять лет тогда было, наказывая, что сделать по дому и нянчить сестер. Постоянно хотелось есть и хотелось тепла, которого нам так не хватало. Ходили мы по деревне, побирались, кто даст кусок хлеба, кто картофелину, кто дров немного. Ходили в поле, собирали колоски украдкой, мерзлую картошку, веточки для отопления печки. В шесть лет я ушла самостоятельно в школу, без разрешения родителей, за 2 километра от своей деревни, без книжек, тетрадок и школьных принадлежностей.

    Окончила 4 класса, родители сказали: «Читать умеешь, писать умеешь, сиди дома с детьми» (раньше садиков не было). Расплакалась я тогда, так хотелось учиться дальше. Училась-то хорошо, да и директор школы просил за меня. У меня очень хорошо шла математика. Родители разрешили учиться, но с условием, чтобы я успевала все: и дома, и в школе. В 4 часа утра поднимали меня и брата, мы с ним ехали в поле за сеном для коней (отец работал конюхом). Он был инвалидом - раздроблено правое плечо. Привезя сено, раскладывали лошадям, затем чистили их, поили, после всего бежали в школу.

    После семи классов послали меня на торфоразработку в город Комсомольск Ивановской области. Там я работала такелажницей (таскала пропитанные шпалы, трубы по 75 кг и т.д.). Чтобы попасть туда работать, мне подделали документы, увеличили возраст (вместо 14 - 18 лет). Так я повзрослела сразу на четыре года. Затем поступила в ФЗО г. Юрьевец на прядильщицу, одновременно училась в ШРМ. Также родителями были поставлены условия: половину заработка отсылала им, чтобы кормить, обучать сестер. И когда я замуж вышла, приехала к нам сестра по окончании восьми классов. Я продолжала ее учить дальше, помогала ей во всем, чем могла. В связи с тяжелым семейным положением я не смогла после окончания одиннадцати классов пойти дальше учиться. Сестры подрастали, потребности для их воспитания и учебы тоже увеличивались, нужны были средства выживания.

    Выйдя замуж, мы с мужем приехали на его родину в Псковскую область. Его родители меня плохо приняли, постоянно унижали, называя меня нищенкой и навалихой, дурочкой. От обиды, с грудным ребенком на руках, я поехала поступать в строительный техникум, но мне не хватило одного проходного балла. Поступила тогда в сельскохозяйственный техникум. Окончила его, уже имея двоих детей на руках. Разница между дочерью и сыном была полтора года.

    Приехав в Опочку, я обошла все организации, и везде брали на работу только по блату. Сначала я пошла на швейную фабрику, хотя шить терпеть не могла, затем после декретного отпуска устроилась на стройку подсобницей (бери больше, кидай дальше). Потом чудом устроилась в райсобес счетоводом. Малость пообтесавшись и окончив техникум, я перешла работать в РЭС, в отдел кадров. Проработала там 14 лет, но по вине одной «лебеди» сама себя перевела на ПТС плановиком-экономистом. Последнее время, перед пенсией, работала бухгалтером в торге. Но пришло время распада, вся система советской эпохи лопнула, каждый руководитель стал рвать все под себя. Начальство разбогатело, а нас выкинули на улицу. Предприятия ликвидировались, и мы стали безработными. Это было в 1994 году. Пять лет я состояла на бирже труда. За это время перенесла восемь операций, здоровье рухнуло. А пенсию заработала мизерную. Работала на окладе, но всегда оклад не дотягивал до коэффициента, где рубль, где полтора, а где и того меньше. А теперь болячек не счесть, да и на пенсионеров при устройстве на работу на-плевательски смотрят. Один ответ: «А что вы хотите? Старость...». Но не хочется отдыхать, ведь всего 65 лет, еще жить бы да жить, только вот лекарство очень быстро дорожает, де и продукты. Вот и влачишь нищенское существование. У детей свои проблемы - свои семьи. Пока обходимся с мужем своими средствами. Несколько лет держали корову, пока был, силы, но пришлось с ней расстаться из-за того, что болезни замучила ноги отказывают, поизносились суставы, сердечко шалит. Пошла я временно работать, чтоб хоть чуточк-вздохнуть от безденежья, осенью з лес ходила за ягодами, сдавала их продавала. Увидела я как-то реклам; по телевизору о препарате «Виталь-гар». Расхваливали этот препарат, чт: он от всех болезней, нет его полезней. Поверила я рекламе и заказал; сей препарат. Привезли какую-то замазку за 6500 рублей. Пропила я это лекарство, а сдвигов никаких. Как болело все, так и болит. Звонят опят: из той фирмы:«Сейчас еще один препарат новый появился - надо выкупить!» Говорю, мол, спасибо, я наелась досыта тем, что до сих пор расплачиваюсь.

    Вот и все описание моей «волшебной» жизни.