От Ильича до Ильича без инфаркта и паралича

24 июля 2016

    Микояну выпало удивительное политическое долголетие - начав государственную карьеру работой с В. И. Лениным, Микоян завершил ее с приходом к власти Л. И. Брежнева.

    Анастас Иванович МИКОЯН родился 25 ноября 1895 года в селе Санаин Тифлисской губернии (ныне в Армении, близ города Алаверди) в семье плотника (сегодня в Санаине работает музей Микояна).

    После окончания сельской школы поступил в духовную семинарию в Тифлисе.

    Как ни странно, но именно духовные семинарии дали России множество революционеров. В духовных семинариях учились Чернышевский и Добролюбов. Грузинскую духовную семинарию окончил в том же Тифлисе Сталин. Можно перечислить десятки видных советских государственных деятелей 20-30 х годов, которые окончили до революции духовные семинарии. Ближайшим другом Микояна в армянской семинарии был, например, Георг Алиханян, один из основателей Советской Армении, крупный деятель Коминтерна, расстрелянный в конце 30-х годов. Дочь Алиханяна Елена Георгиевна -жена академика А. Д. Сахарова.

    В конце 1914 года записался в армянскую добровольческую дружину, воевал на турецком фронте. Вернувшись в Тифлис, вступил там в РСДРП(б). В 1916 году поступил в духовную академию в Эчмиадзине. С1917 года вел партийную работу, с марта 1919 года возглавил Бакинское бюро Кавказского крайкома РКП (б). В октябре 1919 вызван в Москву, член ВЦИК.

    В 1935 году Микоян был избран полноправным членом Политбюро, а в 1937 году назначен заместителем Председателя Совнаркома.

    Некоторые из близких друзей и родственников Микояна пытаются до сих пор утверждать, что Анастас Микоян не принимал никакого участия в репрессиях, в терроре 30-х годов, хотя и не протестовал против них открыто.

    К сожалению, эти утверждения не согласуются с действительностью. Конечно, Микоян никогда не был столь активен и агрессивен, как Каганович, но он не мог, оставаясь членом Политбюро, вообще уклониться от участия в репрессиях. Во-первых, как член Политбюро, Микоян должен был нести свою долю ответственности за все решения Политбюро, связанные с репрессиями. На многих подготовленных Ежовым списках людей, предназначенных к «ликвидации», Сталин не просто ставил свою подпись, но давал их также и другим членам Политбюро. Во-вторых, каждый из наркомов должен был тогда санкционировать аресты руководящих работников в своей отрасли. Трудно предположить, что Микоян ничего не знал об арестах многих видных деятелей торговли и пищевой промышленности. С. Орджоникидзе, который пытался защитить своих подчиненных, был доведен еще в начале 1937 года до самоубийства. Микоян был другом Орджоникидзе и младшего из своих пяти сыновей он назвал его именем. Выступая через двадцать лет на партийном собрании завода «Красный пролетарий», Микоян сам рассказал, что вскоре после смерти Орджоникидзе Сталин вызвал его к себе и сказал с угрозой: «История о том, как были расстреляны 26 бакинских комиссаров и только один из них - Микоян - остался в живых, темна и запутанна. И ты, Анастас, не заставляй нас распутывать эту историю».

    В партийной среде можно услышать и сегодня немало анекдотов о политической изворотливости Микояна. Вот лишь один из них: Микоян в гостях у друзей. Неожиданно на улице начался сильный дождь. Но Микоян поднялся с места и стал собираться домой. «Как же вы пойдете по улице? - спрашивают его друзья. - На дворе ливень, а у вас даже нет зонтика!» «Ничего, - отвечает Микоян, - я пройду между струй».

    Микоян внес большой вклад в развитие советской пищевой промышленности. Известные рыбные дни были введены в СССР именно по его настоянию: в сентябре 1932 года вышло постановление Наркомснаба СССР «О введении рыбного дня на предприятиях общественного питания». Значительно позже, в 1976 году, рыбный день был назначен на четверг.

    Впрочем, и еще в одной торговой операции Микоян весьма преуспел: в продаже за границу части коллекций Эрмитажа, Музея нового западного искусства в Москве (вошедшего в Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина) и многих ценных предметов, конфискованных у царской семьи и представителей верхушки русского дворянства. Как раз в начале первой пятилетки ! Советскому Союзу остро не хватало валюты, чтобы оплатить импортируемое оборудование. Уменьшение сельскохозяйственного производства сократило до предела экспортные возможности страны. В это время и возникла мысль о продаже за границу картин знаменитых западных мастеров: Рембрандта, Рубенса, Тициана, Рафаэля, Ван Дейка, Пуссена и других. К вывозу были намечены многие золотые и ювелирные изделия, мебель из царских дворцов (часть этой мебели принадлежала еще французским королям), а также часть библиотеки Николая I.

    Продать ценности Эрмитажа оказалось не очень просто - главным образом из-за протестов видных деятелей русской эмиграции. Аукцион, проведенный в Германии, дал плохие результаты. Во Франции Советский Союз также ждала неудача, потому что по некоторым из выставленных на продажу предметов эмиграция возбудила судебные дела. Первые крупные сделки Микоян заключил с известным армянским миллиардером Гульбенкяном. Затем картины стали покупать и американцы. Эти продажи происходили до 1936 года. Общая выручка СССР от них составила более 100 миллионов долларов.

    Сталин полностью доверял в этот период Микояну. Когда тяжело заболел председатель ОГПУ Менжинский, Сталин предполагал поставить на его место Микояна. Но Микоян не горел желанием переходить из сферы торговли и снабжения на руководство карательной системой Советского государства, и это назначение не состоялось.

    Некоторые историки полагают, что Микояна также следует считать и одним из основателей советской рекламы. Он приглашал знаменитых поэтов придумывать броскую рекламу, наподобие Маяковского: «Нигде кроме, как в Мосеельпроме». А на крыше Политехнического музея горела пестрая реклама: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы», «А я ем повидло и джем». Все это было идеей Микояна, курировавшего также и внутреннюю торговлю.

    В конце 30-х годов в СССР по инициативе Микояна была издана и первая советская поваренная книга -«Книга о вкусной и здоровой пище». К каждому из ее разделов было подобрано в качестве эпиграфа какое-либо из высказываний Микояна или Сталина. Так, например, перед разделом «Рыба» можно было прочесть такую сентенцию: «Раньше торговля живой рыбой у нас вовсе отсутствовала, но в 1933 г. однажды товарищ Сталин задал мне вопрос: «А продают ли у нас где-нибудь живую рыбу?» «Не знаю. -говорю, - наверное, не продают». Товарищ Сталин продолжает допытываться: «А почему не продают? Раньше бывало». После этого мы на это дело нажали и теперь имеем прекрасные магазины, главным образом в Москве и Ленинграде, где продают до 19 сортов живой рыбы...»

    Перед разделом «Холодные блюда и закуски» можно было прочесть: «...Некоторые могут подумать, что товарищ Сталин, загруженный большими вопросами международной и внутренней политики, не в состоянии уделять внимание таким делам, как производство сосисок. Это неверно... Случается, что нарком пищевой промышленности кое о чем забывает, а товарищ Сталин ему напоминает. Я как-то сказал товарищу Сталину, что хочу раздуть производство сосисок; товарищ Сталин одобрил это решение, заметив при этом, что в Америке фабриканты сосисок разбогатели от этого дела, в частности от продажи горячих сосисок на стадионах и в других местах скопления публики. Миллионерами, «сосисочными королями» стали.

    Конечно, товарищи, нам королей не надо, но сосиски делать надо вовсю».

    Перед разделом «Горячие и холодные напитки» Микоян обошелся без ссылки на Сталина, а привел лишь отрывок из собственной речи: «...Но почему же до сих пор шла слава о русском пьянстве? Потому, что при царе народ нищенствовал, и тогда пили не от веселья, а от горя, от нищеты. Пили именно, чтобы напиться и забыть про свою проклятую жизнь... Теперь веселее стало жить. От хорошей и сытой жизни пьяным не напьешься. Весело стало жить, значит, и выпить можно, но выпить так, чтобы рассудок не терять и не во вред здоровью».

    На XX съезде КПСС Микоян выступил с критикой Сталина еще до доклада Хрущева, который закрыл съезд. В дальнейшем Микоян поддерживал Хрущева в его борьбе с оппозицией в 1956-1958 годах.

    В ноябре 1965 года Микоян был отправлен в отставку, как достигший 70-летнего возраста и заменен на лояльного Брежневу Николая Подгорного, но остался членом ЦК и Президиума Верховного Совета. С 1975 года Микоян не участвовал больше в работе Верховного Совета, в 1976 году не был переизбран в ЦК.

    Анастас Иванович Микоян скончался 21 октября 1978 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.