Опасности года 2020

Николай Николаев • 11 июня 2015
Какое же будущее ждет нас, обреченных болеть и в 2020 году? Его попытались очертить Кристофер Мюррей из Гарвардского университета и Алан Лопес, представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

    Составленные ими сценарии жизни в 2020 году вызвали всеобщий интерес, ведь дожить до этого — такого уж недалекого! — года хотят все. Дожить, чтобы…

    … вряд ли умереть от кори. Даже в развивающихся странах многие инфекционные болезни будут укрощены. Смертность от них значительно снизится. Зато люди чаще станут губить себя сами. Список болезней общества звучит так: преступность, терроризм, военные конфликты, суицид или дорожно-транспортные происшествия.

    Особая статья страхов — СПИД. Еще в 1990 году во всем мире было зафиксировано 312 тысяч случаев смерти от СПИДа. Для сравнения: в том году утонули 504 тысячи человек. По-настоящему угрозу оценили к концу десятилетия, когда стало ясно, что заболеваемость СПИДом и смертность от него нарастают по экспоненте — «лавинообразно». Уже в 2001 году от СПИДа умерли три миллиона человек, а всего им были инфицированы около сорока миллионов. Что дальше? Неясно! Мы можем сказать лишь, что СПИД наверняка займет одно из трех первых мест в списке «потенциальных убийц», потеснив рак и, может быть, сердечно-сосудистые болезни.

    Стремительно растет число хронических заболеваний. По оценкам ВОЗ, в ближайшие десятилетия нас ждет настоящая пандемия атеросклероза. Возможно, в 2020 году каждый второй житель планеты будет умирать от этой болезни, поражающей ткань сердечных сосудов. Поэтому медики обсуждают возможность массовой профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.

    Надо искать людей, относящихся к «группе риска». Как полагают, в ближайшие годы по простому анализу крови тридцати- – сорокалетнего человека можно определить, грозит ли ему через двадцать лет инфаркт.

    Вполне здоровым на вид людям будет рекомендовано всю оставшуюся жизнь принимать лекарства, предупреждающие инфаркт.

    Подобные лекарства можно назвать «пилюлями Дориана Грея». С биологической точки зрения, человек настолько стар, насколько стары его «транспортные артерии», по которым питательные вещества и кислород притекают в головной мозг, сердце и почки. Возвращая молодость коронарным сосудам, мы омолаживаем себя.

    Что получается? Большинство здоровых людей, не достигнув и тридцати лет, скоро будут объявлены «неизлечимо больными». Ведь «здоровых людей — вот расхожее мнение кардиолога — вообще нет, есть только плохо исследованные больные». Непонятно, что перевесит — польза от длительного приема пилюль или вред от последствий этого. Стоимость подобного курса лечения, по оценке журнала «Spiegel», составит около 250 долларов в месяц.

    Однако у грозящей нам пандемии есть любопытные закономерности. Сильнее всего она затронет страны «третьего мира». Мы привыкли считать рак или инфаркт «болезнью цивилизации». В бедных странах люди должны умирать от обычных инфекций. Однако у жителей юга Африки в возрасте от 15 до 70 лет риск умереть от рака или сердечно-сосудистых заболеваний выше, чем у их сверстников в западных странах. Причина неясна. В Индии в 2020 году от «болезней цивилизации» умрут до восьми миллионов человек — вдвое больше, чем сейчас.

    В то же время в западных странах, как показывает статистика, смертность от инфаркта и инсульта пошла на убыль. По мнению ученых, анализировавших смертность в Нидерландах, Норвегии, Франции, Италии, Испании и Великобритании, спад продлится, по крайней мере, до 2025 года. Причины тоже не вполне ясны. Возможно, все дело в том, что в этих странах заметно изменился образ жизни: люди стали меньше курить и больше заниматься спортом. Какую-то роль сыграло и улучшение медицинского обслуживания. Однако исчерпывающе объяснить тенденцию не может никто.

    С онкологическими заболеваниями обратная картина. В западных странах смертность от них заметно растет. По самым смелым прогнозам, уже лет через пятнадцать-двадцать люди будут чаще умирать от рака, чем от сердечно-сосудистых болезней.

    Зачастую сам образ жизни готовит нам западню. Еще в середине ХХ века рак легких был мужским диагнозом. Однако среди прочих побед феминизма значится и «право женщины на курение». Когда-то папироска считалась атрибутом падшей красотки или эмансипированной дамы вроде Жорж Санд. Теперь все курят поровну и почти одинаково страдают от этого. Вполне уместна фраза «табачная эпидемия». Через двадцать лет, по оценкам Мюррея и Лопеса, более восьми миллионов человек будут ежегодно умирать от болезней, связанных с курением.

    Разумеется, в своем обзоре журналисты из «Bild der Wissenschaft» не могли пройти мимо «русского феномена» — резкого падения продолжительности жизни в России начала девяностых годов. Лет десять назад оценки были шаблонны: «Русские слишком много пьют». Однако серьезные исследования показали, что главную роль сыграли «экономические и психосоциальные факторы».

    Так, британские медики Майкл Мармот и Мартин Бобак показали, что в странах Восточной Европы риск умереть заметно возрос для людей с низким уровнем доходов, для людей, получивших плохое образование или выполняющих малоквалифицированную работу, а также для людей, неудовлетворенных своей жизнью и постоянно пребывающих в разладе с собой, в депрессии.

    По мнению Мюррея и Лопеса, продолжительность жизни мужчин в большинстве стран Восточной Европы лишь к 2020 году достигнет уровня середины восьмидесятых годов. Так что политика на Востоке — дело тонкое.

    В западных странах также обсуждают возможную продолжительность жизни в первой половине ХХI века. Восемьдесят? Девяносто? Девяносто пять? Во всяком случае, социологи отмечают эту тенденцию, число вполне здоровых пожилых людей увели-чивается. «Очевидно, растет не только продолжительность жизни человека, — пишет немецкий медик Бербель-Мария Курт, — но и длительность того периода жизни, когда человек вполне доволен ей». Он старится, но, как сказал бы князь П. Вяземский, по-прежнему «и жить торопится, и чувствовать спешит!».