ЛЮБОВЬ МАЧЕХИ

А. ВАРГА, В. СМЕХОВ • 21 октября 2016

    И стыдно, и робею, но хочу услышать совет. Коротко изложу суть. Полтора года назад я вышла замуж. У мужа от первого брака остался сын шести лет. Я не знаю, в какой степени им занимались до меня, последний год он жил в деревне у бабушки, но ребенок был, как говорится, педагогически запущен. Я сразу начала усиленно читать Макаренко и множество других книг из серии «Педагогический университет». Срочно выписала ваш журнал, вырезаю статьи, собираю в папку, читаем с мужем, смотрю по телевизору передачи о воспитании и т. п. За год, что сын -дохаживал в детский садик, определенные сдвиги произошли, это заметили и мы, и окружающие.

    Трудности начались с посещения школы. Общительный, веселый и очень подвижный мальчик, он просиживает за тридцатиминутным заданием часы. Ничего не успевает сделать на продленке. Несообразительным его не назовешь, но рассеян, несобран. Классные работы — редко какая доделана, в результате — «двойки». Ручки, шапки, обувь — уже не считаем, сколько потеряно.

    По вечерам, когда мы проверяем, как прошел школьный день, как сделаны уроки, обстановка в доме не самая благоприятная. Муж — человек спокойный, но все чаще бывает вспыльчивым из-за поведения и школьных неуспехов сына. Может, мы слишком много от него хотим? «Пиши лучше (грязь!), читай быстрее, делай аккуратнее!» И так изо дня в день.

    Меня очень волнует еще и то, что я не чувствую к мальчику любви. Мне его жалко: возраст как раз такой, когда ему просто необходимы ласка и нежность. Но сыном не могу назвать. Все по имени, на равных, даже самой противно...

    Но хуже всего я себя веду, когда периодически приезжает проведать ребенка его мать. У меня портится настроение и появляется злость. Поэтому, чтобы не поступать совсем антипедагогично, ухожу из дома. Но все равно могу что-нибудь «ляпнуть». Если бы мне раньше сказали, что я могу так себя вести, то никогда бы не поверила. А тут такие срывы.

    Вроде теоретически знаю, как надо делать, а не могу. Верно, все оттого, что не родной? Но он-то не виноват!

    Со стороны виднее: с чего мне начать? В чем пересмотреть свое поведение? Как подойти к ребенку? Ведь еще года два, и наладить контакт

    Со сказок раннего детства привыкаем мы к мысли: мачехи не любят чужих детей. На долю неродных «золушек» выпадают только обиды и страдания. Этот образ так прочно вошел в наше сознание, что многие искренне сомневаются в возможности хороших отношений мачехи с неродным ребенком. Бывают случаи, когда отец не женится после смерти жены, опасаясь, что новая хозяйка будет плохо обращаться с детьми. Но чаще встречаются матери, которые из тех же соображений не выходят замуж второй раз.

    Но ведь сказка, скорее, предупреждает нас о том, что быть мачехой совсем не просто, а эгоистичному человеку это и вовсе не по плечу. Зато добрая, великодушная, заботливая женщина, способная заменить детям родную мать, может принести в семью счастье.

    Почему же одни с честью выходят из трудного испытания, справляясь с ролью мачехи, а другие — нет? Как стать хорошей мачехой?

    Трудные задачи встали перед мачехой. При живой матери завоевать доверие ребенка. Поднявшись над смутой собственных, самых разноречивых чувств, найти в себе душевные силы, чтобы полюбить чужого и, что там ни говори, обездоленного ребенка. Да не несмышленыша, а человека, в котором уже сформированы и характер, и привычки, подчас и неприятные, и плохие. В этой ситуации очень важна роль отца. Пассивная позиция отца приносит огромный вред. Самоустраняясь, он как бы дает понять малышу, что больше им не интересуется и во всем покорен «чужой тете» — своей жене. Ребенок чувствует себя покинутым, чуть ли не преданным родным человеком. Естественно, это не способствует возникновению у него теплых чувств к мачехе.

    Не улучшает такой папа и жизнь своей новой жены. Ведь он не помогает ей в главном: понять ребенка, постепенно и мягко наладить с ним отношения, полюбить его.

    К сожалению, мы можем лишь догадываться, какова позиция мужа Ольги М. Наверное, не совсем он устранился от воспитания сына, читает с женой статьи по педагогике. Однако настораживает то, что «вспыльчив из-за поведения и школьных неуспехов сына». И ребенок видит, что папа недоволен им так же, как и «чужая тетя», для которой он — мальчик это чувствует —. недостаточно хорош. У ребенка легко может возникнуть чувство одиночества и ощущение, что, потеряв маму, он с приходом мачехи теряет и папу. Возможно, именно поэтому совместные педагогические усилия взрослых наталкиваются на явное или неосознанное сопротивление ребенка.

    От одной возможной ошибки хочется предостеречь отца. Лучше поменьше поучать сына, не «воспитывать» его постоянно. Правильнее сойти с позиций родителя-назидателя и занять позицию родителя-друга. Это особенно нужно мальчику, пока мачеха пытается разобраться в своих душевных переживаниях по поводу того, что она не может никак назвать его сыном.

    Итак, контакт мачехи с ребенком можно наладить благодаря мудрой и последовательной помощи отца. Это необходимо, но недостаточно. Самое главное, конечно,— правильное отношение к ребенку самой мачехи.

    Но в женском сердце такой богатейший запас любви, нежности, самоотверженности, что ему и приказывать не надо. Оно само найдет верный путь. Так и Ольга М.— она на пути к материнской любви. Правда, всё очень трудно. Увидев мальчика «педагогически запущенным», Ольга активно взялась за работу — над ним и над собой тоже! С усердием она начала учиться науке воспитания. Ребенку она уделяет немало внимания, делает с ним уроки, гуляет. Тем не менее ее не покидает чувство неудовлетворенности, которое возникает не только из-за небольших результатов этой педагогической деятельности. Ольга М. болезненно переживает то, что ее забота о ребенке идет «не от сердца». Констатируем, однако: она неплохо старается выполнить свой долг, не хуже многих родных матерей.

    Автор письма, к ее части, хорошо понимает, что без чувства любви к ребенку педагогическая подкованность родителей может оказаться малоэффективной. Приятно и то, что свои неудачи она не торопится оправдать недостатками, возможно, действительно нелегкого ребенка. Мучается тем, что требовательность к мальчику-первокласснику скорее всего не соразмерна реальным его возможностям и конкретной необходимости. Понимает, что любовь к нему могла бы помочь найти пути для взаимопонимания даже в таком затруднительном случае, в каком оказались все члены семьи. Она стыдится своей неспособности полюбить ребенка, впадает в отчаяние. Может быть, отчасти ее нервная напряженность проистекает от того, что она силится, заставляет себя скорее полюбить мальчика, в то время как нужно терпеливо ждать, когда эта любовь придет?

    Родная мать мальчика, время от времени навещающая сына, естественно, усложняет и без того сложную психологическую ситуацию в этой семье. Новая хозяйка дома в такие минуты перестает владеть собой: у неё «портится настроение, появляется злость». От греха подальше уходит она из дома. Возможно, Ольга ревнует мужа к бывшей жене. Весьма вероятно, она ревнует и ребенка, чьей любви, достающейся родной матери как бы «даром», она с таким трудом вынуждена добиваться. Но, опять же к ее чести, Ольга М. правильно понимает: препятствовать встречам матери и сына нельзя. Понимать-то понимает, но вот как это принять без бури отрицательных, нежелательных эмоций?!

    Полагать, что из такой сложнейшей нравственной ситуации есть какой-то облегченный выход — значит встать на путь самообмана. Лучше, смотря правде в глаза, сказать себе: жизнь поставила меня в условия, которые требуют великодушия, бескорыстия и великого терпения. Нелегкая задача? Кто же говорит, что легкая. Но другого пути, который имел бы право назваться достойным, наверное, нет. Именно мачехе необходимо проявить наибольшую деликатность, чтобы не нанести мальчику новой психологической травмы, не завести свои отношения с ним в тупик. Неплохо для профилактики собственной нетерпимости лишний раз напомнить себе: ребенок больше, чем кто-либо другой,— жертва сложившихся обстоятельств. Переносить на него раздражение из-за прихода ли его родной матери, или из-за его нервности, или из-за школьных неуспехов ни в коем случае нельзя, как не стоит усиленно стремиться во всем заменить ему родную мать, лучше некоторое время как бы дополнять ее.

    Как это ни парадоксально, именно повышенное беспокойство мачехи, нетерпеливое ожидание ею прихода любви к мальчику и препятствует возникновению столь желанного чувства. Любовь не терпит пристального наблюдения за собой и самоконтроля. Кроме того, Ольга, видимо, поддалась расхожему мнению о том, что возникает любовь .сама по себе и охватывает человека внезапно. Так бывает только с влюбленностью, а глубокое чувство к ребенку зарождается и развивается совсем иначе. Спросите любого родителя: безоблачна ли его любовь к сыну или дочери? Нет, конечно. И «прорастала» она постепенно, месяц за месяцем, год за годом.

    Наверно, каждый из нас имел возможность наблюдать молодую мать в первые месяцы после рождения ребенка. Бесконечное число забот сваливается на нее. Она вся в делах: от стирки к глажке, от кормления к купанию, от гуляния опять к стирке, и ко всему этому довольно часто добавляется плохое самочувствие и недосыпание. Спросите молодую мать: любит ли она своего ребенка? «Конечно, люблю, конечно...» — ответит она скороговоркой, проносясь мимо в поисках детского питания и фруктов. Ей пока некогда не только наслаждаться любовью к своему ребенку, но даже и осознать ее как следует. Охваченная беспокойством и волнением, она успевает лишь заботиться о нем.

    Но вот в потоке напряженных трудов и неотпускающих тревог появляются моменты, когда мать с удовольствием замечает, что ее ребенок растет, полнеет и хорошеет на глазах. Мило лепечет и улыбается, до слез смешно зевает, чихает или потягивается после сна. Нежность и умиление все чаще оттесняют другие чувства. Однако и это еще не любовь, а лишь первые хрупкие переживания, своего рода любование.

    А далее вот что. Растущий ребенок может безобразничать, хитрить, грубить и совершать множество других нехороших поступков. В такие моменты родителям не до приятных чувств, папа и мама сердятся, раздражаются, наказывают ребенка.

    Но все эти эмоции — стебли, а корень — родительская любовь. Спасительное для взрослого и ребенка, особое состояние души, которое добывается в трудах и заботах.

    Отсутствие собственного материнского опыта невольно обмануло Ольгу М. Нет, не так просто добывается она, любовь к ребенку, даже родной матерью. Ольге М. предстоит пройти тот же долгий путь к любви, с той же. затратой душевных сил. А может быть, и с большей, потому что жизнь не дала ей возможности постепенно входить в мир растущего ребенка, постепенно накапливать материнский опыт. Перед ней задача не из легких — суметь понять и принять мальчика во всей его индивидуальности и неповторимом Своеобразии, с его правом не только радовать взрослых, но и огорчать.

    •Принимать ребенка таким, какой он есть, не просто. У всех родителей, родных и неродных, обычно есть целая система требований и ожиданий, каким должно быть их дитя. Обычно ребенок не помещается на этом прокрустовом ложе родительских представлений, и не все мамы и папы находят в себе доброту и мудрость примириться с этим. Но добрым и мудрым удается переступить порог своих амбиций и увидеть в ребенке логику его собственных поступков, мыслей, взглядов. Как правило, в этих случаях между родителями и детьми существует взаимопонимание и дружба.

    Не однажды во время этого разговора мы отмечали, что положение мачехи не из легких. Женщина, переступившая порог нового дома с благородным намерением стать доброй мачехой, нуждается в понимании и поддержке окружающих. На первых порах ей самой особенно нужны выдержка и деликатность. Лучше, повторяем, не торопить себя и ребенка с чувством любви. Быть умеренно требовательной. И терпеливо ждать, когда Остановятся желанные отношения. Доброта, терпение и мужество, способность не ожесточаться и надеяться принесут в конце концов свои плоды. По достоинству оценят все это и муж, и ребенок, и окружающие. Время работает на добрых и благородно поступающих.