Кто бы мог подумать?

Ал Бухбиндер • 12 января 2016
Американские ученые вот уже который год подряд привязывают к серьезной и торжественной стокгольмской процедуре вручения высочайших научных наград свою насмешливую и веселую затею вручения «Иг-Нобелевских» знаков отличия за самые смешные исследования и бесполезные открытия года.

    В Гарвардском университете, в Бостоне, состоялась церемония вручения Нобелевских премий. Это не оговорка — американские ученые вот уже который год подряд привязывают к серьезной и торжественной стокгольмской процедуре вручения высочайших научных наград свою насмешливую и веселую затею вручения «Иг-Нобелевских» знаков отличия за самые смешные исследования и бесполезные открытия года. (Название этих шутливых премий содержит непереводимую игру слов, потому что английское Ig-Noble означает, самое мягкое, «низкий».)

    На сей раз Иг-Нобелевскую церемонию возглавляли четыре настоящих нобелевских лауреата, от имени которых организатор, Марк Абрахамс, объявил имена награжденных. Премию по медицине получил Питер Барсс из Монреаля за изучение ушибов, полученных при падении на голову кокосового ореха. Его работа, проделанная в Новой Гвинее, показала, что самые тяжелые ушибы получают те, кто спит под кокосовой пальмой.

    Физик Давид Шмидт из университета в Амхерсте нашел объяснение тому общеизвестному и малоприятному факту, что занавески в душевой почему-то всегда втягиваются внутрь и прилипают к телу того, кто под душем. Изобретатель Бак Веймар из Колорадо получил премию по биологии за создание герметичного нижнего белья, снабженного сменяемым угольным фильтром для поглощения газов. Образцы изобретения были подарены присутствующим нобелевским лауреатам. Премию по экономике поделили Джоэль Слемрод из Энн-Арбор и Войцех Копчук из Ванкувера за открытие корреляции между величиной налога на недвижимость, которую платит человек, и продолжительностью его жизни. Психолог Лоренс Шерман из Огайо был награжден за исследование причин ликования и веселья в небольших групах ясельных детей (его работа, опубликованная в серьезном журнале 25 лет тому назад, была с тех пор процитирована 120 раз!). Награду по астрофизике заочно получили мичиганские евангелисты муж и жена Ван Импе за доказательство того, что черные дыры имеют все характерные признаки ада. И наконец, Иг-Нобелевскую премию по технологии получил Джон Кеоф из Австралии, который доказал идиотизм австралийской патентной системы, успешно запатентовав… колесо. Да, чтобы не забыть, — сама премия состояла из памятной дощечки с прикрепленными к ней телефоном и двумя жестяными банками (пустыми), соединенными проволочкой.

    Куда более серьезной, но не менее симпатичной представляется работа итальянского климатолога Дарио Камуффо, который изучил свыше ста картин известного венецианского художника первой половины XVIII века Каналетто. На всех этих картинах изображены морские пейзажи в венецианской лагуне, а предметом исследования они стали потому, что с необыкновенной точностью запечатлели уровень моря в момент зарисовки. У Каналетто был необычайно точный и цепкий взгляд (он, например, подмечал уровень зеленой тины, оставшейся на стенах каналов, что дает возможность определить сегодня высоту тогдашних приливов), но вдобавок он еще пользовался портативной камерой-обскурой, что помогало ему улавливать самые небольшие отличия в уровне и цвете воды. По причине множества заказов он рисовал эти свои пейзажи каждые три дня на протяжении десяти лет (1730-1740-е годы), и теперь Камуффо вычислил с их помощью, как быстро поднималась вода в лагуне в те годы. Оказалось, что по 2,7 миллиметра за год, и этот результат — вот что значит глаз большого мастера! — почти точно совпал с данными официальных измерений, которые начались в Венеции лишь в 1871 году и дают цифру 2,5 миллиметра в год. Знание этой скорости подъема воды, полагают специалисты, поможет им предсказывать будущие изменения уровня моря.

    Еще одно любопытное исследование, несколько иного — скорее, детективного — характера, проделал физик Грег Хубер из Массачусетсского университета в Бостоне. Его внимание привлекла марка, выпущенная американской почтовой службой в честь великого ученого Энрико Ферми. На марке Ферми изображен возле доски с нарисованным на ней чертежом и формулой. Присмотревшись к формуле под увеличительным стеклом, Хубер увидел, что она похожа на известную формулу для так называемой постоянной тонкой структуры — величина электронного заряда в квадрате, поделенная на произведение постоянной Планка на скорость света. Это очень важная постоянная в атомной физике, и поэтому можно представить себе удивление Хубера, когда он увидел, что на марке формула искажена: заряд электрона и постоянная Планка поменялись местами! Мог ли великий физик допустить такую элементарную и грубую ошибку? Эта мысль не давала Хуберу покоя, и он предпринял подлинное детективное расследование в архивах Чикагского университета (где Ферми в последние годы своей жизни создавал первый в мире «атомный котел») — и в конце концов докопался: да, и в записной книжке Ферми эта формула тоже записана неправильно. Теперь остается решить, что это — рассеянность, забывчивость, шутка или…? На этот жгучий вопрос у Хубера еще нет ответа. Думается, если он его найдет, то сможет вполне заслуженно претендовать на Иг-Нобеля.