№ 17/17

Кто мы такие? Мы - дети войны!

Я родилась в 1938 году за Полярным кругом в поселке Териберка Мурманской области. Папа был музыкантом. Он играл на балалайке, скрипке и трубе в духовом оркестре. Мама была учительницей начальных классов. Они поженились в 1935 году. Какая это была красивая пара! Как трогательно они любили друг друга! Мечтали, что в их семье будет много детей... Но судьба оказалась не слишком ласковой - двое первенцев умерли. Потом родились еще четверо. Родители хо тели, чтобы наше детство было счастливым, но помешала война... Начались налеты фашистских бомбардировщиков. Все рушилось, горело. Мы в страхе убегали прятаться в скалы. Тогда родители приняли решение перебраться в Мурманск. Папу призвали в армию. Он служил на боевом катере. В их задачу входило спасение моряков в Баренцевом море, когда немцы топили наши корабли. И каждый раз, когда катер уходил в море, и мама, и мы, дети, со страхом ждали, вернется ли папа домой.

Папина сестра Анна Ивановна Спирина работала в госпитале и часто брала меня с собой на дежурство. Мы, девочки, стирали бинты, а потом сворачивали их в рулончики для перевязки раненых. Город бомбили почти каждый день. Но как только наступали часы затишья, мы тайком убегали в развалины домов в поисках флакончиков из-под духов, которые использовались потом под лекарства для раненых. Еще мы собирали цветные стеклышки - это были наши игрушки. Мне так хотелось найти какую-нибудь куклу, хоть тряпичную, хоть голого пупсика, но ничего не попадалось. Голод и холод стали нашими постоянными спутниками. Не было ни одежды, ни обуви, на улицу не в чем было выйти. Мамины туфли мы надевали по очереди. А чтобы они не сваливались с ног, привязывали их веревочками. И пальтишко было одно на двоих. После обстрелов и бомбежек все жители Мурманска выходили на расчистку улиц. А еще мне запомнились серо-зеленые колонны пленных немцев в сопровождении советских солдат. По обеим сторонам улицы стояли мирные жители. Они с укором глядели на поверженных врагов. Немцы разгребали останки своих сбитых самолетов, расчищали завалы, образовавшиеся при бомбежках. Город был почти полностью разрушен. В нашей семье я была самой слабенькой. Обо мне говорили: «Не жилец она». Сразу после войны папа с мамой попросили тетю Нюру отвезти меня в Суздаль к бабушке на поправку. Мы привезли с собой огромную коробку спичек, которые меняли на продукты. Тетя Нюра устроилась на работу в сельсовет и получала по карточке 500 граммов хлеба в день. Меня она записала как свою дочку, и на меня стали выдавать 300 граммов хлеба. Какое это было счастье -есть хлеб каждый день!

Мне исполнилось 7 лет. Надо было записываться в школу. Учительница, взглянув на меня, удивилась, подумав, что мне нет и пяти лет. Она даже в журнал отказалась меня записать, разрешив присутствовать на уроках в качестве вольного слушателя. Помню, как мы встречали Новый, 1946 год в школе. Каждый ученик принес из дома полено и стакан муки. Мы затопили печь, испекли булочки. Дедом Морозом была мама Сережи Кислякова. Мы водили хороводы, пели «В лесу родилась елочка».

Я очень любила читать. Книги школьной библиотеки умещались в одном шкафу. Я их перечитала и постоянно припрашивала еще. В семь лет я пыталась писать стихи: Немцы Мурманск бомбили -Я осталась жива.А потом их разбили -Я осталась жива. Суздаль. Голодно было, Но осталась жива. День Победы встречаем, Вот и я. Я жива!

Окончив с отличием первый класс, я заскучала по маме, папе и сестренкам. Папа приехал и забрал меня в Териберку, домой. Окончила там второй класс и снова заскучала. Теперь уже по тете Нюре и бабушке. Вернулась к ним, чтобы окончить там 3 и 4 классы. К концу начальной школы я подошла с похвальной грамотой, которой очень гордилась.

Потом наша семья переехала в Кандалакшу, на Север, куда перевели папу. Там я окончила школу, поступила в учительский институт в городе Вязники Владимирской области. Стала работать в школе и петь в хоре.

Семья росла, никто не был обделен вниманием, все были окружены любовью и заботой родителей. Каждая из сестер считала, что именно она - самая любимая дочь. Самого маленького папа всегда брал на руки за обедом, а тот, что был чуть старше, сидел рядом с ним. Рождался следующий ребенок - тут же шел на папины руки. Того, что прежде был на руках, он сажал рядом с собой.

Всей оравой управляла мама. Она была строгая, мы слушались ее. Мама работала в школе, а мы были приучены к труду. Старшие помогали младшим. Римма отвечала за Алешу, я - за Катеньку, Изольда - за Сашу, Таня -за Иринку. В доме всегда царил порядок, и каждый имел свои обязанности: погладить школьную форму, погулять с братиком, выкупать сестренку, погладить пеленки. Все мы получили образование. Шестеро девочек стали воспитателями и учителями, как мама, а два брата - строителями.

Мы не теряем связи между собой, помогаем друг другу и стараемся чувство сплоченности привить внукам, передать им уважение и почтение к старшим, героям войны, которые сохранили для нас мир. Нам повезло, мы остались живыми. Ночью проснешься среди тишины: В сущности, кто мы с тобою такие? Кто мы такие? Мы - дети войны.

В.Дубинина

Хорошие люди

  • НЕСКОЛЬКО ВЕЧЕРОВ В РАЗГОВОРАХ О ВАЖНОМ
    В своих, еще coвсем молодых летах она излучает веселый и добрый азарт, крепкой фигуре очень идет спортивного покроя платье, а быстрые точные движения указывают на едва ли не главное качество ее натуры: предельную собранность.
  • Не плачь, мамка, мы победим!
    Когда началась война, мне только-только 6 лет исполнилось и мы, детвора, тогда не понимали еще, сколько горя и слез принесет Великая Отечественная. И даже некоторые взрослые бросали с надеждой: быстро закончится и до нас далеко - не дойдет...
  • Не обижайте солдат!
    Я горжусь своим отцом, особенно 9 Мая, когда он с боевыми и трудовыми наградами на костюме идёт на поселковый митинг и земляки неподдельно уважительно кланяются ему и поздравляют с Днём Победы.
  • Настасья, отнеси медку больным и беременным.
    И потянулись в Сибирь люди, наслышанные о благодатных местах. Приехали сюда и дедушкины родители с детьми, родственники и знакомые. Среди знакомых была и семья Яцкевич - вдова с четырьмя детьми. Одна из её дочерей, Анастасия Устиновна, вышла замуж за моего дедушку.
  • Нам не страшен серый волк.
    На место мы прибыли в темноте. Отшагали с фонариками километров пять. Развели костер, вскипятили чай, раскрыли банку тушенки, поели и легли спать, около костра ведь хорошо, тепло.
  • Мой отец - пример мужества.
    Уходили на уцелевших кораблях и катерах, собрав раненых. По дороге на караван налетела немецкая авиация. Самолетов - видимо-невидимо, будто ворон. Они пикировали, бомбили корабли, расстреливали моряков в упор из пулеметов. Это было страшное зрелище.
  • Я вопросом благодарил за ответ...
    В его беседах воскрешались удивительные люди, его учителя, друзья и соратники, звучала история многолетних сражений, которые упорно и весело вел с темными силами этот мужественный и деликатный человек.
  • Мешок золота.
    Несколько лет назад старенькая тетя Нюра, вдова вятского столяра-краснодеревщика, ныне уже покойная, с горьким юмором рассказала мне о возвращении своего израненного мужа с Отечественной войны. Можно представить, с каким нетерпением ждала она его все четыре года.
  • Мама не плясала и не пела.
    Но вот сверкнул озорной и теплый солнечный лучик, вскоре всё вокруг засияло, засверкало. Застрекотали кузнечики, зашлись высоко в небе в своих неподражаемых трелях птицы, зажужжали перед дальней дорогой в поисках нектара пчелы и шмели.
  • Курган Славы.
    Не один год отряд поисковиков обследует лесные массивы, и не безуспешно - на их счету много найденных останков погибших воинов. Уже немало возвращенных имен героев, которые числились без вести пропавшими.
  • Кукольная бабушка
    Увидев такое чудо, мой дочь ахнула от восторга, десятилетняя внучка принялась фотографировать, а трёхгодовалая правнучка Машенька стала знакомиться с куколками, давая им свои имена.
  • Кружка земляники.
    Я всегда восхищался этим талантливым, умным, добрым парнем. Он был человеком с большой буквы. Умел зарядить любого своей энергией.
  • И всё равно я счастлива
    Отец моей мамы погиб на Гражданской войне, бабушка осталась с четырьмя детьми. Мама замуж вышла рано, в 18 лет. Учиться ей много не довелось.
  • История одной семьи.
    Василий Самойлович не знал, что 20 августа у него родилась дочь Лида. Да так и не узнал: его часть постоянно шла вперед, писем он не получал, а вскоре пропал без вести.
  • Хватившие лиха...
    Когда Нине Чегодаевой исполнилось семь лет, арестовали ее отца, Павла Васильевича. Его осудили на десять лет лишения свободы и с ярлыком «враг народа» отправили в суровые северные края, откуда он уже не вернулся.
  • В пути
    Судьба — это быть верным себе — своему дарованию, интересу, характеру. И тогда выясняется масса важнейших подробностей жизни, которые вполне могут изменить мир к лучшему.
  • Хочу увидеть вас во сне, а снится только война...
    Вашу маму я еще до войны знал. Люба она мне была, но вышла замуж за вашего отца... Может, возьмете меня в папки? Думаю, мы с вами поладим. Когда за ответом приходить?
  • «ХОЧУ СМОТРЕТЬ КРАСОТУ »
    Все материнские дневники, наверное, немного похожи и в то же время уникальны. Как уникален каждый маленький человек и опыт взаимоотношения родителей с ним.
  • Бой продолжается даже во сне...
    Хочу рассказать читателям о Вере Ивановне Малаховой, которую в Томске знают все. Бывший военный врач, кавалер орденов Красной Звезды и Отечественной войны I и II степени, участница Сталинградской битвы
  • Баллада об отце
    Уже 14 лет нет рядом со мной отца. А все в доме напоминает о нем. Это был удивительный человек, мастер на все руки. Стихи писал, рисовал, прекрасно играл в шахматы.
  • Она штурмовала Берлин.
    А когда Анне исполнилось 19 лет, вечером она получила повестку: явиться утром в военкомат, чтобы встать в строй защитников Отечества.
  • Первый призыв.
    Нашим матерям и нам, подросткам, выпала непосильная, казалось бы, доля - кормить и фронт, и тыл. Все мы делали - и сеяли, и косили, и хлеба жали серпами, и за колхозным скотом ухаживали, и даже грузили в вагоны мешками зерно. Не перестаю удивляться, как мы, мальчишки и девчонки, полураздетые, полуголодные, справлялись с такой нагрузкой.
  • Песни бабушки Дуни...
    Моя бабушка Дуся интересный человек с трудной судьбой, Её отец был кузнецом, великим тружеником. Семья у него большая, а жена болезненная, В доме нужна была работница, и он «прекратил» образование старшей дочери Дуни, ограничившись приходской школой.
  • Полярный круг радистки Вокуевой.
    Впрочем, смерть могла прийти в ней в любой момент, и не только с воздуха. Радистке приходилось вести связь с наземными службами, с кораблями, корректировать огонь батареи, обеспечивать высадку десанта.
  • Семейные узы
    Я рада, что мне чужды зависть и мстительность. Я не терплю жадности к деньгам, ибо деньги - всего лишь удобство. Их можно взять и отдать. А здоровье, совесть и любовь всегда при тебе.
  • Война солдата Малинникова.
    Ужасные бои развернулись при штурме форта «Король Фридрих Вильгельм III». Особенно отличился маршал Василевский, отправив в атаку пехоту под залпы своей же артиллерии. Все для того, чтобы немцы не успели очухаться.
  • Восьмилетний колхозник.
    Раз, придя домой, Коля попросил маму разрешить ему отнести для раненых топленого молока. Мать не могла отказать. Отправился мальчик с ведром молока к поезду.
  • Здравствуйте, дети!
    Какие качества необходимы учителю? Сдержанность, спокойная уверенность. Компетентность. Ни в коем случае нельзя отставать от жизни! У меня всегда новейшая педагогическая литература. А главное — уважать учеников.
  • Благослови зверей и людей…
    Шимпанзята были завезены на Украину моряками контрабандой. Для продажи. Но за время путешествия в тесном ящике полугодовалые малыши стали «некондиционным товаром» — они погибали от дистрофии, авитаминоза и воспаления легких.
  • СИДНЕВСКАЯ ИГРУШКА
    Основное отличие сидневской игрушки — этнографичность. Антонина расписывает их, основываясь на элементах костюмов определенных местностей и районов Калужской области. И никаких вольностей себе не позволяет.