Кто мы такие? Мы - дети войны!

В.Дубинина • 12 октября 2015
Мы не теряем связи между собой, помогаем друг другу и стараемся чувство сплоченности привить внукам, передать им уважение и почтение к старшим, героям войны, которые сохранили для нас мир.

    Я родилась в 1938 году за Полярным кругом в поселке Териберка Мурманской области. Папа был музыкантом. Он играл на балалайке, скрипке и трубе в духовом оркестре. Мама была учительницей начальных классов. Они поженились в 1935 году. Какая это была красивая пара! Как трогательно они любили друг друга! Мечтали, что в их семье будет много детей... Но судьба оказалась не слишком ласковой - двое первенцев умерли. Потом родились еще четверо. Родители хо тели, чтобы наше детство было счастливым, но помешала война... Начались налеты фашистских бомбардировщиков. Все рушилось, горело. Мы в страхе убегали прятаться в скалы. Тогда родители приняли решение перебраться в Мурманск. Папу призвали в армию. Он служил на боевом катере. В их задачу входило спасение моряков в Баренцевом море, когда немцы топили наши корабли. И каждый раз, когда катер уходил в море, и мама, и мы, дети, со страхом ждали, вернется ли папа домой.

    Папина сестра Анна Ивановна Спирина работала в госпитале и часто брала меня с собой на дежурство. Мы, девочки, стирали бинты, а потом сворачивали их в рулончики для перевязки раненых. Город бомбили почти каждый день. Но как только наступали часы затишья, мы тайком убегали в развалины домов в поисках флакончиков из-под духов, которые использовались потом под лекарства для раненых. Еще мы собирали цветные стеклышки - это были наши игрушки. Мне так хотелось найти какую-нибудь куклу, хоть тряпичную, хоть голого пупсика, но ничего не попадалось. Голод и холод стали нашими постоянными спутниками. Не было ни одежды, ни обуви, на улицу не в чем было выйти. Мамины туфли мы надевали по очереди. А чтобы они не сваливались с ног, привязывали их веревочками. И пальтишко было одно на двоих. После обстрелов и бомбежек все жители Мурманска выходили на расчистку улиц. А еще мне запомнились серо-зеленые колонны пленных немцев в сопровождении советских солдат. По обеим сторонам улицы стояли мирные жители. Они с укором глядели на поверженных врагов. Немцы разгребали останки своих сбитых самолетов, расчищали завалы, образовавшиеся при бомбежках. Город был почти полностью разрушен. В нашей семье я была самой слабенькой. Обо мне говорили: «Не жилец она». Сразу после войны папа с мамой попросили тетю Нюру отвезти меня в Суздаль к бабушке на поправку. Мы привезли с собой огромную коробку спичек, которые меняли на продукты. Тетя Нюра устроилась на работу в сельсовет и получала по карточке 500 граммов хлеба в день. Меня она записала как свою дочку, и на меня стали выдавать 300 граммов хлеба. Какое это было счастье -есть хлеб каждый день!

    Мне исполнилось 7 лет. Надо было записываться в школу. Учительница, взглянув на меня, удивилась, подумав, что мне нет и пяти лет. Она даже в журнал отказалась меня записать, разрешив присутствовать на уроках в качестве вольного слушателя. Помню, как мы встречали Новый, 1946 год в школе. Каждый ученик принес из дома полено и стакан муки. Мы затопили печь, испекли булочки. Дедом Морозом была мама Сережи Кислякова. Мы водили хороводы, пели «В лесу родилась елочка».

    Я очень любила читать. Книги школьной библиотеки умещались в одном шкафу. Я их перечитала и постоянно припрашивала еще. В семь лет я пыталась писать стихи: Немцы Мурманск бомбили -Я осталась жива.А потом их разбили -Я осталась жива. Суздаль. Голодно было, Но осталась жива. День Победы встречаем, Вот и я. Я жива!

    Окончив с отличием первый класс, я заскучала по маме, папе и сестренкам. Папа приехал и забрал меня в Териберку, домой. Окончила там второй класс и снова заскучала. Теперь уже по тете Нюре и бабушке. Вернулась к ним, чтобы окончить там 3 и 4 классы. К концу начальной школы я подошла с похвальной грамотой, которой очень гордилась.

    Потом наша семья переехала в Кандалакшу, на Север, куда перевели папу. Там я окончила школу, поступила в учительский институт в городе Вязники Владимирской области. Стала работать в школе и петь в хоре.

    Семья росла, никто не был обделен вниманием, все были окружены любовью и заботой родителей. Каждая из сестер считала, что именно она - самая любимая дочь. Самого маленького папа всегда брал на руки за обедом, а тот, что был чуть старше, сидел рядом с ним. Рождался следующий ребенок - тут же шел на папины руки. Того, что прежде был на руках, он сажал рядом с собой.

    Всей оравой управляла мама. Она была строгая, мы слушались ее. Мама работала в школе, а мы были приучены к труду. Старшие помогали младшим. Римма отвечала за Алешу, я - за Катеньку, Изольда - за Сашу, Таня -за Иринку. В доме всегда царил порядок, и каждый имел свои обязанности: погладить школьную форму, погулять с братиком, выкупать сестренку, погладить пеленки. Все мы получили образование. Шестеро девочек стали воспитателями и учителями, как мама, а два брата - строителями.

    Нам повезло, мы остались живыми. Ночью проснешься среди тишины: В сущности, кто мы с тобою такие? Кто мы такие? Мы - дети войны.