Кризис американской семьи

23 января 2017
...По просторному коридору бродит молодой человек. Он ищет отдел, ведающий выселениями. Ранним утром домовладелец без всякого предупреждения выбросил вещи его семьи из квартиры и запер двери.

    Без надежд на будущее

    Американцы теряют работу. Виной тому поразивший страну глубокий экономический кризис. Кризис, заложенный в природе капитализма. Кризис, подогреваемый политикой Белого дома, осуществляемой в интересах монополий, прежде всего тех, которые работают на подготовку к войне. Журнал «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт», ссылаясь на мнение специалистов, пишет, что в основе усилившихся экономических неурядиц США лежат колоссальные военные расходы. Сокращается производство в гражданских отраслях промышленности, свертываются муниципальные службы. Все новые миллионы рабочих и служащих теряют работу, продолжает увеличиваться число пораженных этим «недугом» семей. А буржуазная печать, заинтересованная в сохранении существующих социальных порядков, всячески настраивает общественное мнение против самих несчастных — против людей, потерявших работу. Их изображают бездельниками, которые предпочитают жить на пособия, а значит — за счет общества. До какого же цинизма можно дойти в Америке!

    Безработица и сопутствующая ей нищета становятся уделом все большего числа американцев отнюдь не по их вине и уж, конечно, вопреки их желанию. «Катастрофический спад — третий с 1970 года — привел к тому, что численность бедных возросла почти до 32 миллионов человек, или 14 процентов населения»,— свидетельствует журнал «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт». Ни одна предыдущая администрация не шла на столь драконовские меры по сокращению помощи безработным, как администрация Рейгана. Вашингтон безжалостно урезывает пособия по безработице, продовольственные талоны. Это ведет к фактическому распаду многих семей бедняков: по действующим теперь условиям выплаты пособий семья может подчас получить более существенную помощь, если отсутствует кормилец-отец. И отцы бросают семьи, в одиночку отправляясь на поиски работы.

    Семьи продолжают распадаться, но, как и во времена великой депрессии 30-х годов, количество официально зарегистрированных разводов уменьшается. Специалисты предсказывают, что, если кризис будет продолжаться, официальных разводов станет еще меньше. Но не потому, что взаимоотношения между супругами улучшаются: семьи слишком поглощены борьбой за выживание, чтобы позволить себе дорогостоящий бракоразводный процесс. Вот и обходятся без формальностей.

    Как видно, проблема безработицы выходит далеко за рамки чисто экономического кризиса. Составители доклада, подготовленного Национальным центром статистики в области здравоохранения, проводят прямую связь между ростом безработицы и снижением уровня рождаемости, сокращением вновь заключаемых браков, увеличением неполных семей с детьми, возглавляемых женщинами. «Бедность — давняя социальная проблема, которая ударяет по женщинам Америки с особенной силой. Семьи с женщинами во главе составляют непропорционально большую группу живущих в нищете»,— отмечает экономист Колумбийского университета Эли Гинзберг.

    Не менее тяжела участь тех американских семей в которых хотя и есть два кормильца, но оба лишились работы, и срок получения пособия истек. Люди оказываются совершенно незащищенными перед лицом не знающих жалости законов капиталистического мира Очень часто безработные лишаются крова.

    В начале 1983 года газета «Дейли уорлд» опубликовала репортаж из зала американского суда, где решаются вопросы о выселении семей; «К 9.15 утра зал Эссекского окружного суда в Ньюарке заполняется людьми. Лица угрюмые, на всех печать страха Суд разбирает конфликты между домовладельцами и квартиросъемщиками. Большинство мужчин и женщин, собравшихся в зале суда,— безработные, которым грозит выселение за то, что они не внесли квартирной платы.

    Тут же, в коридоре суда, на скамье сидит его жена с четырьмя малышами; она не знает, где все они проведут сегодняшний вечер и куда вообще теперь денутся.

    За последний год домовладельцы Эссекского округа возбудили 40 тысяч исков о выселении!

    По оценкам Национальной коалиции для бездомных сейчас в США насчитывается не меньше 2 миллионов бездомных безработных. Армия бездомных, куда вливаются целые семьи, которым больше нечем платит за квартиру, расселяется по всей стране в переполненых общественных приютах, подвалах церквей, складских помещениях, заброшенных зданиях, на строительных площадках, автостоянках. Репортеры газеты «Вашингтон пост» поведали недавно о положении семьи Маттонов — типичных представителях армии «новых бездомных». По словам этой буржуазной газеты, которую не упрекнешь в симпатиях к бедным, Маттоны выехали из квартиры, за которую были не в состоянии платить, не могут рассчитывать на место в приюте, и им приходится ночевать под открытым небом. Земля в государственном парке «Пэтэнскоу» жесткая и усеяна острыми камнями, поэтому трое ребятишек натаскали в две разбитые там палатки вороха листьев. Эти палатки и есть жилище Маттонов. Закон штата запрещает, се- литься в парках больше чем на две недели, поэтому они ведут кочевую жизнь...

    Тяготы, выпавшие на долю многих американских семей, больно ударяют по детям. Вместе с родителями они лишаются крова, влачат полуголодное существование, перебиваясь за счет подачек благотворительных организаций. Забота о безработных, как указывает всеамериканская печать, все больше ложится на плечи благотворительных обществ и отдельных энтузиастов. Очереди за миской бесплатного супа все длиннее и в них все чаще можно видеть родителей с малолетними детьми.

    Директора четырех сиротских приютов в Далласе сообщают, что за последнее время они получают все больше заявлений от безработных с просьбой принять их детей. В заявлениях безработные отцы и матери прямо пишут, что не имеют возможности прокормить детей, а тем более дать им крышу над головой. Один отец семейства заявил, что вместе со своими пятью детьми целую неделю провел в кафе, которые открыты круглые сутки...

    По словам Нормана Локкета, директора сиротского дома, почти все поступающие дети страдают нервными заболеваниями: «После перенесенных ими невзгод дети, ложась в постель, боятся гасить свет. Им постоянно кажется, что кто-то прячется в их шкафчиках, они непрерывно плачут...»

    Однако приюты, подобные тому, который возглавляет Н. Локкет, обеспечивают ночлегом очень немногих. В результате сокращения средств на социальное вспомоществование приюты не в силах вместить всех желающих и отправляют детей в школы для трудновоспитуемых, подобные тюрьмам.

    Подрастающее поколение Америки нуждается в действенной помощи. Однако буржуазное государство не торопится откликаться на его запросы, хотя многие социальные исследования, проведенные в США, свидетельствуют о необходимости создания эффективной системы финансовой поддержки семей с детьми. Но одно дело исследования, а другое — реальная помощь, тем более, что созданию такой системы упорно сопротивляются влиятельные в Америке круги. Они твердят о высокой стоимости программ помощи семьям, беспокоятся о том, что помощь побудит людей иметь больше детей, что «совершенно недопустимо». Целый ряд маститых американских ученых отрицают целесообразность разработки государственных программ по семье на том основании, что семья-де должна сама заботиться о своих членах, а не перекладывав ответственность на плечи общества.

    Сторонники оказания помощи семье и не пытаются оспаривать, что взаимоотношения в семье являются сугубо личным делом. Оспаривать надо другое: миф о семье как об автномной ячейке американского общества — это пропагандистский вымысел, затемняющий реальную картину воздействия на семью разрушительных внешних факторов.

    С самого начала президентства Рейгана дети Америки стали жертвами бюджетной политики. В стране, где «каждый седьмой ребенок лишен постоянного медицинского ухода а 40 процентов детей абсолютно не защищены медициной от инфекционных болезней,— пишет газета "Дейли уорлд»,— и где каждая пятая молодая мать не имеет медицинского ухода в дородовый период государственная программа содержания грудных младенцев сокращается на 35 процентов. Общественные центры здоровья, наблюдавшие тысячи беременных женщин, которым необходимы медицинский уход и особое питание, закрываются совсем или резко сокращают свою деятельность. Все это происходит на фоне постоянного роста детской смертности».

    Влиятельная газета «Вашингтон пост» с горечью признает в связи с этим: «Дети, богатство страны, получают все меньше питания, и уровень их образования понижается. Такова подлинная суть нашего общества. Более всего страдают маленькие дети».

    Антигуманность политики правительства толстосумов понимают и сами дети. Вот что написал в своем сочинении школьник из Нью-Йорка Тони Сантана: «Рональд Рейган — плохой президент. Он не помогает бедным и делает богатых еще богаче. Я хочу сказать ему, что он должен прекратить сокращение средств на помощь бедным американцам, чтобы они могли обеспечивать свои семьи едой и просто смогли бы выжить».

    Каждый сам по себе

    Американские отцы и матери вольно или невольно переносят на детей все то, чем характерна психологическая атмосфера, царящая в буржуазном обществе. Об этом свидетельствует, в частности, недавнее обследование американских родителей, имеющих детей в возрасте до 13 лет, проведенное Д. Янкеловичем с соавторами.

    На смену девизу «совместности», которым в Америке руководствовались в семейной жизни в 50-е годы, пришел новый лозунг — «каждый сам по себе». «Совместность» предполагала, что мужчины, женщины и дети должны растворить свою индивидуальность в семейном союзе, объединившись во имя достижения общей цели —- благоустройства дома и налаживания быта ради обретения подлинной радости. Полный отход от этих установок продемонстрировали в ходе опроса американцы, названные Янкеловичем родителями «нового поколения».

    Эти родители — большей частью образованные и хорошо оплачиваемые люди — не считают, что выполнение родительских обязанностей является их долгом и не собираются жертвовать ради детей ни временем, ни средствами, полагая, что имеют право жить в полном материальном достатке и тратить на себя то, что зарабатывают, даже если это означает, что детям останется меньше необходимого. Освобождая себя от обязанностей по отношению к детям в настоящем, родители «нового поколения» ничего не ждут от них в будущем, утверждая, что люди в старости не имеют права рассчитывать на помощь со стороны выросших детей. Особенно напирают они на то, что «хотят быть свободными». «Свобода личных отношений» достигается, таким образом, за счет пренебрежения своими обязанностями по воспитанию детей.

    «На смену «совместности»,— пишет Л. Хоуз,— пришли изолированность друг от друга и душевное одиночество. Супруги перестали осознавать важность и необходимость эмоциональной отзывчивости по отношению друг к другу и к детям. Если американцы утратили способность заботиться о тех, с кем они соединены узами крови, то как они могут проявлять сострадание хоть к кому-нибудь еще?»

    Индивидуализм обусловлен самим американским образом жизни. Установка сегодняшних родителей на невмешательство в жизнь детей подкрепляется бодрыми уверениями буржуазных специалистов чуть ли не о благотворности предоставления детям возможно большей свободы и самостоятельности. Дескать, жизнь сурова, полна испытаний, и ребенок не выдержит, сломается, если с раннего детства оберегать его, а лучший способ научить ребенка плавать в волнах моря житейского — как можно раньше бросить его в воду. И родители «нового поколения» охотно следуют этой философии, предоставляя детей самим себе и позволяя им делать все что вздумается. Сторонники этой теории даже утверждают, что разрушение семьи благотворно скажется на процессе становления личности ребенка, позволив выработать такие жизненно важные качества, как упорство, стойкость, эмоциональная неуязвимость. Все ставится с ног на голову! В чуткости, сердечности, заботливости со стороны родителей эти ученые усматривают опасность, а в холодности и эмоциональной неотзывчивости — образец.

    Но есть и такие специалисты, которые указывают на отрицательные последствия для детей, общение и родительскую любовь.

    Но какой «гуманистический опыт» могут передать американские родители детям, если сами в свое время учились, как выжить в условиях буржуазного общества, как приспособиться к ним?

    Многие родители, чтобы научить детей ценить доллар и подготовить отпрысков к вхождению в мир бизнеса, организуют в семье жизнь по «принцип административной единицы», перенося деловые отношения в сферу семейного общения. В частности назначают детям сдельную плату за выполнение домашних обязанностей. Юные американцы нянчат своих младших братьев и сестер за 75 центов в час, а дочь помогает матери по хозяйству за 2 доллара в неделю. Семейная жизнь превращается в набор оплачиваемых услуг, подрывается гуманистическая основа общения между близкими в семье. Доктор Ли Солк предупреждает: когда родители вроде бы из благих побуждений (чтобы сын или дочь узнали связь между работой и деньгами) приучают детей к оплате домашних поручений, они рискуют вырастить ребенка-монстра, который требует денег даже за то, что вынес мусор.

    Оплата домашних поручений приводит иной раз к забавным курьезам, которыми умиляются буржуазные лицемеры. Как-то филадельфийский банкир, владелец живописного парка, поручил своему десятилетнему сыну борьбу с вредителями деревьев. Оценивал ее успешность он чисто по-американски: за каждую убитую личинку и гусеницу платил сыну по 5 центов. Через некоторое время банкир заметил, что защита парка от вредителей обходится ему все дороже. Каково же было его удивление, когда он обнаружил целый питомник садовых вредителей! Оказывается, десятилетний бизнесмен, чтобы побольше заработать, занялся... разведением вредных насекомых для парка любимого папочки.

    Однако не все истории так забавны. Социолог Г. Вейнштейн, автор статьи «Чему мы учим детей с помощью денег», опубликованной в семейном журнале «Макколс», обращает внимание на антипедагогические аспекты столь популярной в Америке практики семейного воспитания, порожденной буржуазным культом денег. По мнению ученого, дети, которых систематически поощряют или наказывают с помощью денег, совершенно теряют восприимчивость к иным средствам родительского воздействия. Да и денежные подачки, устанавливаемые родителями за хорошие оценки в школе, также, мягко говоря не способствуют ни прогрессу а учебе, ни правильному воспитанию личности ребенка. Система такого воспитания в семье делает из детей лицемеров. Они сознают, что взрослые, откупаются подарками: «Тебе дали все, что ты хотел, а ты...»

    По свидетельству Б. Уайта, возглавляющего дошкольное обучение при Гарвардском Университете «постановка просвещения в США предусматривает оказания помощи в воспитании их детей. В связи с укоренившейся традицией, которая отчасти объясняется стремлением оградить неприкосновенность семейного очага, предполагается, что, поскольку родители любят своих детей, они уж как-нибудь сами найдут верные способы воспитать их». И находят, как мы убедились: от полного пренебрежения детьми — до «покупки» их хорошего поведения за доллары.

    Правда, инструкции о том, как вести себя с детьми, публикуются ныне в США в изобилии. Цель публикации — дать американцам рекомендации, как подготовить подрастающее поколение к эффективному функционированию в буржуазном обществе. Научить плавать, бросив в воду. И явно прослеживается стремление взрослых как можно скорее кинуть юных в деловую жизнь. Давление на детей — вырастайте как можно быстрее! — сродни желанию получить урожай на следующий день после посева. Отцы и матери намного раньше времени выталкивают детей из рамок защищенного детства. Еженедельник «Тайм» замечает в связи с этим: «Несовершеннолетних нередко подталкивают перенимать привычки взрослых. Особенно часто это делают честолюбивые матери, желающие, чтобы их дети были «хорошо приспособлены» к жизни и добились успеха»...

    Во многих случаях американские родители сознательно прививают детям эгоцентрические устремления, нечувствительность к нуждам других. Это как раз тот тип личности, который американцы определяют понятием «крепкий, жесткий парень». Для такого «парня» характерны прежде всего агрессивность в достижении личных целей, жесткость, упрямство. «В детях поощряют тривиальное умение сострадать лишь самому себе и добиваться успехов во имя личного блага»,— пишет детский психиатр Р. Коулс на страницах журнала «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт». По его мнению, отчасти это объясняется тем, что «сами родители утратили высокие идеалы, разочарованы в самой сути американской экономической и политической системы». Как пишет тот же Р. Коулс, «...родители, целиком поглощенные собственными проблемами, неспособны предложить детям моральные и духовные ценности, которые бы позволили им удержаться от саморазрушения и помогли выжить. Сколько же детей задают своим семьям вопрос: каков смысл жизни? И, не получая на него удовлетворительного ответа, начинают глушить себя наркотиками или спиртными напитками или убегают из дома».

    Но если человека заставляют, он усваивает систему ценностей, предлагаемую окружающей средой. И вот постепенно юный гражданин США начинает верить, что эгоистом быть лучше, чем альтруистом, хитрым — лучше, чем честным, жить надо для себя и поменьше думать о других. Родители готовят его к борьбе «всех против всех», в которой ему неизбежно придется участвовать. Семейное воспитание, таким образом, как зеркало, отражает реально существующее в классовом обществе расхождение между личными и общественными интересами.

    Вот что пишет американский писатель-коммунист Ф. Боноски: «К концу 70-х годов американцы, принадлежащие к обеспеченным классам, уже не могли толком понять, что же такое их дети. Они не знали, любить ли их или ненавидеть; отправлять ли их в тюрьмы или в психиатрические лечебницы; панически прятаться от них или отправлять их в школы-интернаты, а при первых же признаках переходного возраста убивать их прежде, чем убьют они; давать ли выход их природной агрессивности, разрешая им мучить кошек, или, вводя их в мир бизнеса, сразу же приобщить их к тайнам секса или вообще не упоминать о его существовании. Все сводится к тому, что в целом дети в Америке стали никому не нужны».

    Разрыв поколений давно вышел за рамки семьи. «Дети как объекты страха и ненависти» — статья с таким названием, помещенная в журнале «Эдьюкейшнэл стадиз», правильно отражает отношение взрослой Америки к своей молодой поросли. «В отношениях с детьми к чувству враждебности примешивается страх», — утверждает автор статьи Э. Фриденберг.

    И действительно, в мире социальной несправедливости уже сам возраст вполне может стать источником отчуждения между поколениями. Из-за высокой безработицы складывается такое положение, когда молодежь и люди пожилого возраста становятся настоящими конкурентами на рынке наемного труда, противостоят друг другу как враждебные силы.

    Страх и враждебность в отношениях с детьми, вероятно, и стали причиной того, что в США появился новый литературный жанр, снискавший необычную популярность. Центральной фигурой романов и их экранизаций стал ребенок-садист, которого боятся взрослые. «Почти два века дети s романах были носителями надежды и служили для того, чтобы пробуждать в читателях лучшие чувства. За последние три года на страницах десяти с лишним популярных книг, выходящих огромными тиражами, они фигурируют как посланцы смерти и воплощение зла,— свидетельствует психиатр Джеймс Гордон, разбирая четырнадцать романов о детях-чудовищах.— В большинстве книг их губительная роль подкрепляется сверхъестественными силами... Хотя эти бестселлеры об опасных демонических детях и представляют собой малохудожественное чтиво, они тем не менее являются культурным феноменом. Их изобилие, как и изобилие фильмов, которые они неизбежно порождают, возможно, отражает тревожные изменения в нашем отношении к детям, рецидив атавистического страха перед ними... В любом случае заложенный в них общий смысл ясен; мы порабощены нашими детьми, будущее, которое они несут, мрачно и зловеще, и мы над ним не властны».

    Фипьмы о детях-чудовищах, овеществляющие страхи и ненависть взрослых к детям, стали весьма доходной отраслью кинобизнеса. Оказалось, однако, что эти порождения псевдоискусства обладают эффектом обратного воздействия. И вот в американской прессе начинают появляться сообщения о том, что какой-то гражданин из Филадельфии чуть не убил собственного сына, решив, что в него вселился дьявол, А какая-то мать, также по подсказке с экрана, увидев, как «изгоняют дьявола», задушила собственную дочь намоченным в «святой воде» шарфом, когда с девочкой случился нервный припадок...