№ 17/17

Криками «ура» встретили каторжники весть о смерти Сталина

Восемьдесят семь тысяч лагерей и тысячи тюрем, в которых страдали и умирали от голода, истязаний и болезней миллионы людей. Об этом нужно писать, чтобы потомки знали, какой была на самом деле советская власть. После революции 1917-го люди разделились на два лагеря - белых и красных, и пошла вражда на долгие годы.

Я родился в 1935 году, а трёх лет от роду попал во «враги народа». Только в 65 лет сняли с меня это позорное клеймо. А я, считавшийся в течение шестидесяти двух лет врагом народа, имел к тому времени 44 года трудового стажа, медаль «За доблестный труд», которую я называю наградой за коммунистическое рабство.

Мы, дети войны, сейчас старики и старухи. Добрая половина из нас - инвалиды, которые кондыляют на трёх ногах (с палкой, то есть) в поликлинику за здоровьем, которого уже нет и не будет. А летом, несмотря на нездоровье, кондыляем на свои садовые участки, чтобы вырастить картошку и другие овощи. Отказаться от участка нельзя, ведь от пенсии после оплаты жилищно-коммунальных услуг и расходов на лекарства остаётся мизер. И попробуй на него прожить до следующей пенсии, не имея поддержки от своего огорода. Жилищно-коммунальные чиновники - настоящие шкуродёры, половину пенсии, а то и больше дерут с инвалидов.

Вернусь к тому, о чём начал, - какой на самом деле была советская власть. Так вот: в начале Великой Отечественной войны президент США Рузвельт прилетал на Колыму - посмотреть, чем будет расплачиваться Сталин за оказанную СССР помощь. Рузвельту показали тонны золота.

И помощь от Рузвельта пошла: паровозы со стокерами, грузовые машины, самосвалы, самолёты и другая техника, которой у нас тогда не было. А также продукты питания (тушёнка, сало-шпик, тростниковый сахар-сырец) и одежда. Всё это выдавали работникам рудников и их семьям на боны. Мы с мамой жили на руднике Вершина- Дарасуна (об этом я писал вам в предыдущем материале).

А какой ценой доставалось золото, которым расплачивался Сталин за эту помощь? Двести лагерей было на Колыме. Заключенные, что содержались в них, мыли золото. Голодные, больные, вшивые, они через три месяца превращались в доходяг. Чекисты уводили их в тундру и расстреливали. На смену расстрелянным приходили новые этапы. И так было до 1953 года, пока не умер Сталин.

Тысячи шапок взлетели в воздух, когда на рудник пришла весть о смерти Сталина. А за ней пришла и амнистия. Выжившие возвращались домой. Через всю страну шли эшелоны с бывшими каторжниками. Сколько же в них накопилось злобы за годы каторги! Я видел своими глазами их свирепые лица. На станциях они срывали стоп-краны, грабили людей, переворачивали кверху дном уличные киоски.

Разбушевавшихся каторжников порой не могла успокоить даже окружавшая их конная милиция с саблями наголо. Кого только не было среди тех, кто получил волю! Воры, дезертиры, власовцы, бандеровцы, «враги народа», бежавшие из немецкого плена солдаты. И в одном ряду с ними те, кто унёс с поля пригоршню пшеницы голодным детям, кто рассказал в кругу товарищей анекдот про Сталина... Каждый со своим сроком отсидки -от восьми до двадцати пяти лет. И все со сломанными в лагерях судьбами. Верно пишет Александр Ипатов: «Наш город вырос на костях в прямом и переносном смысле». И не только город Северодвинск, но и Норильск, Магадан, Колыма построены на людских костях.

К. Литвинцев

Истории из жизни

  • BPEMЯ ШЛО И ОДИНОЧЕСТВО НЕСЛО.
    Замуж я вышла без любви. Мой будущий муж просто попросил моей руки, а я просто согласилась. Так и пошла наша семейная жизнь. У нас родилось четверо детей, а я с годами влюбилась в своего мужа. Но он вдруг загулял и в конце концов ушёл к другой женщине.
  • Боль душевная.
    Сердце разрывается на кусочки за людское бездушие, бандитизм, разруху, коррупцию, за то, как страдает большинство нашего народа.
  • Отдай золото! Нету? Поедешь в Архангельск!
    Дом отобрали под контору, но он оказался для конторских слишком большим и холодным, через какое-то время его вернули хозяевам, но без документов. Так и жила семья, боясь заикнуться о документах, - без них выросли и дети, и внуки.
  • «Папа, покажи меня ежам»
    Я и раньше замечал у нее особенную любовь к медведям. Помню, читали мы «Жизнь серого медведя», и она перед концом заволновалась и сказала: «Папа, не читай дальше, мне страшно, я боюсь, с ним случится что-то плохое».
  • Пилка.
    Петр был отличным сапожником и понимал, что это его умение отлично сгодится на фронте. Во многих тяжелых боях побывал солдат, а в короткие передышки между ними чинил однополчанам сапоги.
  • ПОДПАЛЫЙ
    Горик протянул в нору руку, достал щенка, посадил к себе на колени, стал неумело поить его молоком из стакана. Щенок отворачивался, слепо тыкался мордочкой в шерсть подскочившей Жульки.
  • Простая история непростой жизни
    Когда Агафья повезла питание в следующий раз, муж на стройке уже не работал. Его вызвали в военкомат и отправили на фронт. Но на фронте Кирилл Евдокимович из-за болезни желудка был недолго.
  • Птичку жалко...
    Птицы отплатят вам за доброту пением, трудом на наших огородах, в лесах и садах. Расскажу вам о некоторых видах птиц, которых мне довелось видеть и наблюдать за их повадками.
  • Работать я стал раньше, чем учиться...
    Работать я стал раньше, чем учиться, потому что работнику полагался кусок хлеба. Да и кто позволил бы малолеткам в игры играть, когда кроме нас некому было огород вскопать, картошку посадить, прополоть, окучить.
  • Рынок стал для инвалида благом.
    Беляевский бизнес развивался. Сергей Алексеевич купил квартиру, в 46 лет оставил интернат. В квартире он открыл компьютерный клуб для подростков, стал учить их работе на технике, которая еще не была в городе привычной.
  • С его рук ели Хрущев, Брежнев, Ельцин...
    Юра оказался зятем знаменитого шеф-повара, который кормил большие свиты Н.С. Хрущева, Л. И. Брежнева, Б.Н. Ельцина и других вип-персон.
  • СЕКРЕТ ЕЕ МОЛОДОСТИ.
    Да, семьдесят семь (на год больше стало третьего октября). Поглядев на ее фотографию, многие скажут: «Да не может быть!». Я вас поправлю - у этой женщины годы не унесли красоту.
  • Семечки.
    - Это же наш местный олигархик! - просветила Юлию Петровну Варавара Игнатьевна. - У него чебуречная на соседней улице. А живет он в первом подъезде нашего дома, купил сразу две квартиры и сделал из них одну. Холостой. Но каждый месяц женится на новой блондинке.
  • Шестьдесят лет дед не знал бед.
    От всех недомоганий у него три лекарства было: перцовка домашнего приготовления, русская печь да баня.
  • Сибирская нетрадиционность.
    Школьное образование, несмотря на глубинку, батя получил неплохое, что такое запах водки и табака до семнадцати лет не знал, отчего имел отменное здоровье и поступил в училище без проблем.
  • С сыном, сумками и температурой.
    Возвращалась я с сессии с младшим четырехлетним сыном, с четырьмя сумками и с температурой 39. Муж обычно встречал нас в аэропорту. А тут не встретил. Почему - я не знала.
  • ВРАГИ СОЖГЛИ ЛЮДЕЙ И ХАТЫ.
    Потом Стасю гнали в Германию. Освобождали и снова гнали. До конца войны Стася с такими же сиротами, как она, работала у одной хозяйки в Эстонии. После войны по вербовке приехала на деревообрабатывающий комбинат.
  • Так работал Челомей
    Не случайно много лет спустя в последний путь наглухо засекреченного конструктора провожали не только военные, ученые, производственники, но и знаменитые художники, звезды театра и кино.
  • ПРАЗДНИК БЕЛОГО ХЛЕБА
    До школьных лет я не ела белого хлеба. Стали его привозить в деревню и распределять «по головам»: по полбуханки на человека. Как привезут - так праздник.