История одной семьи

Татьяна Козенкова • 17 марта 2016
Василий Самойлович не знал, что 20 августа у него родилась дочь Лида. Да так и не узнал: его часть постоянно шла вперед, писем он не получал, а вскоре пропал без вести.

    За время Великой Отечественной войны из Каргопольского района Архангельской области призвали в действующую армию почти семь тысяч человек, более половины из них не вернулись с фронта. Среди них и мой прадедушка B.C. Ганичев. Дожидаясь повестки о призыве в войска, Василий Самойлович сделал домашним запас зерна, муки, соли, а также спичек, мыла и махорки. Табак был нужен для обмена на продукты питания. Как же все это пригодилось!.. В одном из писем прадедушка написал: «Добрый день! Здравствуйте, супруга Агния Ивановна, сыновья Степа, Федя! С приветом ваш супруг и отец Василий Самойлович. О себе сообщаю, что здоров, находимся в пути. Агния Ивановна, я вам посылаю справку для предъявления на получение пособия. Дорогая супруга, береги детей, а обо мне не расстраивайся. Есть ли прибавление в семье? Письмо посылаю с Грязовца. Целую. Жалею. До свидания. 29 августа 1941 года».

    Девятилетний Федор, старший из братьев, стал не по годам взрослым. Агнии Ивановне предложили сдать на военное время дочку в детдом. Федор о детском доме не хотел и слышать. Часть домашних дел и уход за сестричкой он взял на себя. В школу больше не пошел. Работу со скотом доверяли в колхозе самым ответственным людям, таким, как Агния Ивановна. Она ухаживала за новорожденными телятами и поросятами. Рано утром топила в доме печку, обряжала корову, готовила немудреную еду для детей и уходила на ферму. Там всё делали вручную. Ведрами надо было наносить воды из реки. Убрать навоз, раздать корм и много чего другого справить за утреннюю смену. Потом надо было молотить снопы в овинах. Потом - дневная и вечерняя смены на ферме. Ночью женщины поочередно сторожили склады с зерном. Не знали, что Такое выходные, отпуска, больничные, отгулы. Работали, работали, работали.

    На колхозных собраниях принимали решения о дополнительном выделении в Фонд обороны зерна. А это означало сокращение своего и без того скудного пайка. Дома же были дети... Приходя поздно вечером домой, Агния Ивановна находила там полный порядок: еще раз истоплена печь, выстираны так называемые пеленки, принесены дрова на завтра, накормлены и уложены спать Степа (он на пять лет младше Федора) и кроха Лида. Федор отчитывался маме обо всем и шел спать. Агния же Ивановна, уставшая за день, садилась за швейную машинку. Раскроенные накануне вещи были аккуратно сметаны Федором, она сшивала их. Часто вспоминала Агния Ивановна мужа: «Спасибо Василию за машинку, а то хоть по миру иди». Навыки портнихи помогали семье выживать. Односельчане просили Агнию Ивановну смастерить то одно, то другое, то третье - она никому не отказывала. На домашний сенокос раным-рано выходила вся семья: надо было у: петь побольше сделать до колхозной работы.

    С десяти лет Федор работал в колхозе наравне со взрослыми, в качестве заработка выдавали колхозникам зерно. Его надо было смолоть на жерновах. Мукомолом был Федор. Каждую пылинку муки старался собрать Ганичевы в берестяную чашку... Муки было мало, поэтому в добавляли толченый сушеный клевер. Кормилицей являлась корова. Большой бедой было потерять ее тогда - ни молока, ни творога, ни cметаны. А есть корова - можно и с соседями молоком поделиться, они тоже чем-нибудь выручат. Часть молока надо было сдавать государству: «Всё для фронта, все для Победы!» Летом у детей не было свободного времени - требовалось поливать пропалывать грядки, окучивать картошку, заготавливать впрок грибы, ягоды, собирать и сушить листья малины, смородины, брусники, которые шли на заварку чая. Когда закончилась война, Феде было 13 лет. Через год его назначили бригадиром. Тяжкий труд сказался на здоровье Агнии Ивановны. Летом 1946 года с ней поехала на пароходе в Каргополь, Taм ей повезло. В Каргополе находился в отпуске земляк - архангельский хирург Александр Андреевич Киров. Он выхлопотал деньги на поездку Агнии Ивановны в Архангельск, где сам сделал ей сложнейшую операцию. Благодаря ему трое детей не остались сиротами. Перед сном Агния Ивановна будет поминать в молитве имя своего спасителя.

    Вернулась она в деревню осенью. Федор и бригадирил, и с домашним хозяйством управлялся - ухаживал за коровой, стирал, готовил еду (даже пек хлеб), мыл посуду и полы. И продолжал делать и одно, и другое, и третье, и четвертое, пока мама поправлялась. Степан пас колхозный скот (в первый класс школы пошел с опозданием на месяц). Дома оставалась пятилетняя Лида, которая помогала маме, чем могла, окрепнуть. Мама стала чувствовать себя лучше и вышла на работу. Неважно одетому, скудно питавшемуся, Степану не шла на ум учеба. Закончив четыре класса, он пошел на работу.

    В 1949 году первоклассницей стала Лида. В кирзовых сапогах, в свое-шитом пальто, с портняной сумкой - так выглядела ученица, И ровесники ее одевались похоже. Пальто шили в деревне из солдатских шинелей, Маму спасли любовь и забота. Снова тяжело заболела мама, отказали ноги, Лиде пришлось бросить школу и ухаживать за мамой, Добрые люди дали Ганичевым рецепт лечения ног - парить ноги в отваре из сосновых веток. Ежедневно утром и вечером дети готовили в русской печи отвар, мама лечилась. Любовь и забота детей заставили болезнь отступить. Мама опять стала работоспособной. Лида, пропустив год, снова пошла в первый класс. В 1952 году Федора призвали в армию. Он оттуда посылал матери деньги. Получая их, она плакала. Степан продолжал работать: летом - на колхозных лугах и полях, зимой -на лесозаготовке. Весной сплавлял лес по реке Свидь. После сплава пахал землю на паре лошадей, у которых сам и был конюхом. Поздней осенью Лида и Степан переправлялись по незамерзшей реке. Лодка перевернулась. Ребят спас односельчанин. Они просили его ничего не говорить маме... Пришли домой, расстелили сырую одежду на печи, а Лидины валенки положили в печь. Рано утром Агния Ивановна затопила печь, не заметив валенок. Они сгорели. В школу Лиде идти было не в чем. На следующий день пришла домой учительница Валентина Ивановна Кочурова узнать, почему Лида отсутствовала. Школа купила ей уцененные валеночки, учеба продолжилась.

    Осень 1954 года, Лида - пятиклассница. По настоянию учителей пошел в пятый класс и Степан. Школа находилась в 15 километрах, в деревне Бор. Жили брат и сестра у старушки. Утром в понедельник уходили они из дома с запасом сухарей, которых едва хватало на неделю. В 1955 году рассыпанный Лидой на весенней дороге пакет сухарей закончил учебу Степана. Накануне Нового года с обновками для мама, брата и сестер вернулся из армии Федор. В чемодане и рюкзаке были обувь, одежда, отрезы материи - то, о чем в семье даже не мечтали. Радости в доме долго не было предела. Лида сама раскроила материал и сшила себе платье из ситца с длинными рукавами, с пуговками, которые вырезал Степан из найденной сломанной крышки от пластмассовой мыльницы. Федор сразу приступил к работе в лесопункте. Его назначили бригадиром на строительстве школы в поселке Заречный. Через некоторое время портрет ударника труда Федора Ганичева поместили на Доску почета. Увидев этот портрет, Лида дала себе слово, что ее фотография тоже будет на Доске почета.

    Федор обосновался в Заречном, женился, перевез в свое крохотное жилье маму и сестру. Степана призвали в армию. У Федора родилось один за другим двое детей. Лида нянчилась с ними до обеда, потом бежала в городскую школу на вторую смену. Ежедневно опаздывала на первый урок. Учителя не отмечали ее опозданий, зная, что Лида в них не виновата. Домашние задания она выполняла на переменах. Училась без троек. В восьмом классе ее выбрали старостой. Не по одежке людей ценили. А ходила Лида в том самом платье в мелкии цветочек и в кирзовых сапогах. В девятом классе выбрали Лиду уже комсомольским секретарем. На сэкономленные от обедов деньги она купила подкладочной ткани черного цвета и сшила школьное платье, связала из катонных ниток крючком белый кружевной воротник. Так всё получилось хорошо, что подружка, одевавшаяся намного лучше, позавидовала.

    Спецодежда - это счастье. В 1959 году Лида окончила девять классов. Ей исполнилось 18 лет, пенсия за погибшего отца больше не выплачивалась. Федор настаивал на дальнейшей учебе. Лида хотела учиться, но понимала, что это будет слишком тяжело материально - Федор и его жена ожидали третьего ребенка. Решение сообща было принято такое: работать и учиться в школе рабочей молодежи, Взяли Лиду в почтальоны. Выдали спецодежду - она была на седьмом небе от счастья, По окончании ШРМ Лида уехала в Архангельск на курсы связистов. После успешного их окончания получила направление в каргопольскую деревню Орлово. Приехала на берег живописного Лекшмозера. Здесь вышла замуж за Василия Аполлоновича Брызгунова, у которого были такие же непростые детство и юность, как у его сверстников. В свое время он отслужил в армии, там выучился на водителя. После службы работал шофером, затем на радиоузле. При своем начальном образовании хорошо разбирался в радиоаппаратуре. С коллегами из линейно-технического цеха занимался радиофикацией и телефонизацией каргопольских деревень: прорубал трассу, ставил столбы, подключал телефонные аппараты в домах, ремонтировал радиоприемники и телефоны, находил повреждения на линиях и многое другое делал.

    Лидия Васильевна больше 30 лет оказывала землякам почтовые услуги. Ежедневно с полной почтальонской сумкой уходила «в доставку». Для того чтобы побыстрее получили люди газеты, журналы и письма, села на мопед. В доме Брызгуновых жили и дочки их, и мать и отец Василия Аполлоновича, и Агния Ивановна. Родители Василия Аполлоновича души не чаяли в трудолюбивой Лидии Васильевне, которая вместе с мужем завела корову, телят, овец. Швейная машинка, купленная отцом, допоздна стучала в руках Лидии Васильевны. Она обшивала всех родственников. В 1977 году Брызгуновы построили новый дом. Лес на него заготовляли вместе. На работу ушел год. По результатам работы отделений связи района за 1983 год Лидия Васильевна вышла на первое место. Ее портрет занесли на Доску почета. Слово было сдержано. Брат Лидии Васильевны Федор тоже построил дом, вырастил с женой пятерых детей. Внуки пошли - жить бы да радоваться, но коварная болезнь сделала свое дело. Судьба увела Степана во Владимирскую область. Дети, внуки - всё как надо. Но непосильный труд в детстве сказался на здоровье. Тем не менее Степан Васильевич при малейшей возможности старался приехать на малую родину. Умер в 66 лет, как и старший брат.

    Агния Ивановна умерла на 87-м году. До последних ее дней слышали в доме ее шепот по вечерам: «Господи, спаси и сохрани моих детушек Феденьку, Лидиюшку, Степанушку на чужой сторонушке, милых внучат, всех добрых людей. Дай, Господи, добра и здоровья им». Бессонными стали ночи Василия Аполлоновича - заболели ноги. Отразилась на здоровье работа в мороз и ветер на лесозаготовках, на линиях связи. Болезнь прогрессировала, лечение не помогало - операции, ампутация обеих ног... Мужественный наш дедушка приспособился к новой жизни. Летом весь день проводил на улице - строгал, пилил, точил. Зимой чинил рыболовные снасти (рыбачил вместе с женой). К приезду пятерых внучат всегда были готовы санки, лыжи, велосипеды, мопеды. Он любил порядок во всем. Дом и усадьба деда и бабушки всегда отличались порядком и красотой, нельзя было не залюбоваться цветами. В смотре-конкурсе «Завалинка», проводимом Кенозерским национальным парком в 2003 году, дедушка и бабушка стали победителями.

    Дед 15 лет мужественно боролся со своим недугом. В феврале 2004 года умер. Бабушка Лида на зиму уезжает в город. А летом ее гостеприимный дом всегда открыт для детей и внуков, для всех добрых людей.