Иран, откройся!

Александр Грудинкин • 06 марта 2016
Лет пятнадцать назад, глянув на карту «Передняя Азия в ХVI — VII веках до новой эры» в институтском учебнике «Истории Древнего мира», я поразился: рядом с пунктирами границ и точками городов, которыми пестрила Месопотамия, красовалось белое пятно в полстраницы: Иран, «безлюдье, глушь».

    Чем дальше в прошлое мы заглядываем, тем сильнее его карту заливает белая краска. Мир Древнего Востока — мир островков, ставших оплотами немногих цивилизаций. Пять тысяч лет назад существовали лишь три цивилизации: Египет, Шумер и Мохенджо-Даро. Их разделяли обширные просторы, населенные дикими племенами, чья история нам пока неясна. Открыть ее предстоит археологам ХХI века — подобно тому, как их предшественникам, ученым прошлого века, пришлось заново открывать историю Вавилонии, Урарту, Хеттского царства.

    Странно было видеть, что область, соединявшая две великие культуры — Индскую и Шумерскую, — превратилась для археологов в настоящую «черную дыру» их науки.

    Представьте, что их коллеги, интересуясь лишь Египтом и Междуречьем, «забыли исследовать» Палестину. Как исказилась бы картина прошлого, не знай мы, что Палестина была «эфирной средой», переносившей идеи и изобретения, товары и сырье от одной цивилизации к другой. Почему бы таким же проводником «духовного и материального» не мог быть в древности Иран? Ведь по всему периметру он был окружен очагами первых цивилизаций.

    …Пояснения в тексте учебника были невразумительны: «Сухопутные связи (Месопотамии) с Индией, а также Средней Азией и более отдаленными странами по дорогам, проходящим через Иран, установились лишь к середине I тысячелетия до новой эры». Что же было раньше? «Можно лишь с уверенностью сказать, что до II тысячелетия до новой эры здесь звучали языки, не имевшие ничего общего ни с семитскими, ни с индоевропейскими». Кто же были эти народы? Когда мы узнаем об этом?

    Вот почему мое внимание привлекли известия об открытии в Центральном Иране древнейшей культуры медного века. Пять тысяч лет назад местные жители выплавляли медь. Быть может, отсюда караваны, груженные медью, направлялись в Шумер и Мохенджо-Даро? Но обо всем по порядку.

    Арисман — забытое Богом местечко на полпути из Тегерана в Исфахан. Именно здесь была обнаружена неизвестная древняя культура. Она не упоминалась ни в одном письменном источнике того времени, однако сделанные находки говорят сами за себя. Немецкие археологи, проводившие раскопки в Арисмане вместе с иранскими коллегами, назвали его «Рурской областью Древнего мира» — важнейшим источником сырья. «Другого подобного региона нет во всей Передней Азии» — отмечает Херман Парцингер, заведующий отделом Евразии при Германском археологическом институте.

    Парцингер и его иранский коллега Расул Ватандуст руководят раскопками, которые начались со случайных находок, — их сделал местный учитель Давуд Хасаналян. Это были старинные черепки; он сообщил о них, и вскоре в Арисмане появились археологи. Они заглянули в энеолит — эпоху, которой кончался каменный век.

    Исследования, проведенные геофизиками, и, конечно, раскопки показали, что в окрестности Арисмана располагались целые батареи плавильных печей. Порой они встречались почти на каждом квадратном метре. Это был «промышленный район», напоминавший современную заводскую территорию, отметил Парцингер. Здесь выплавляли медь — первый металл, открытый человеком. Поблизости находились также жилища древних металлургов и мастерские, где из меди изготавливали поделки.

    Среди предметов, найденных в Арисмане, были тигли для плавки меди, изложницы, заполнявшиеся расплавленным металлом, а также небольшие медные отливки. Судя по обширным шлаковым отложениям, работа здесь не стихала столетиями. Разумеется, не может идти и речи о том, что местные металлурги сбывали продукцию лишь жителям окрестных селений: слишком велики были масштабы производства. Очевидно, Арисман был древним промышленным центром: отсюда медь и изделия из нее развозили в отдаленные районы Передней Азии.

    В поселении жили рабочие. Здесь не нашли ни дворцов, ни религиозных построек; не найдены пока и здания, где могли проживать распорядители работ. Зато по глиняным черепкам и шлакам восстановлена, пусть и в общих чертах, хронология поселения:

    * Оно возникает на исходе V тысячелетия до новой эры. В слоях, датируемых следующим тысячелетием — так называемый период Сиалк-III, — начинается добыча меди. К этому времени относятся образцы очень красивой керамики, однако ее поточное производство не налажено.

    * Следующая эпоха — «Сиалк-IV» (конец IV — III тысячелетия) — это время массовой выплавки меди и серийного изготовления керамики, однако гончарные изделия теперь выглядят не так красиво и оригинально, как прежде.

    Свое название эти эпохи получили не случайно. В шестидесяти километрах к северу от Арисмана лежит холм Тепе-Сиалк. Еще в 1933-1934 и 1937-1938 годах археолог Р. Гиршман обнаружил, что люди жили здесь на протяжении нескольких тысяч лет. Он выявил несколько фаз в истории этого крупного поселения. Разумеется, раскопки в Арисмане нельзя не соотносить с теми исследованиями.

    Иран не избалован вниманием археологов. Можно вспомнить, что тот же Гиршман занимался в 1931-1932 годах раскопками на холме Тепе-Гиян, близ Хамадана (здешнее поселение совпало с III фазой Сиалка), а в пятидесятые годы — раскопками столицы Элама (ХIII век) в Сузах. И все?
    Тем удивительнее итоги — пока предварительные — раскопок в Арисмане. Итак, здесь найден рабочий поселок, основанный более пяти тысяч лет назад. Его жители занимались лишь добычей и выплавкой меди, не отвлекаясь на заботы о «хлебе насущном». Это означало, что они были частью общества, где уже утвердилось разделение труда. Что согнало их сюда? Очевидно, их общество было организовано по иерархическому принципу. Здесь имелась сильная центральная — возможно, царская? — власть. Основу процветания этого общества, наверное, составляла торговля медью и изделиями из нее. Его торговые связи могли простираться до отдаленных районов Западной Азии.

    Где мог находиться центр этой культуры? Внимание ученых вновь привлек Сиалк, где люди стали селиться еще в VI тысячелетии до новой эры. Тогда это был поселок земледельцев, лишь недавно перешедших к оседлому образу жизни. Даже их керамические изделия напоминали глиняные корзины, украшенные росписью. Происхождение местных жителей неизвестно. Индоевропейцы появятся здесь лишь через несколько тысяч лет. Примечательно, что в слоях, относящихся к III тысячелетию, были найдены письменные памятники, напоминавшие протоэламское письмо — особое пиктографическое письмо, позднее вытесненное в Эламе аккадской клинописью.

    Возможно, Сиалк был одним из центров «безымянной медной державы», возникшей в Иране. Об ее отношениях с другими цивилизациями, сложившимися в III тысячелетии, можно догадываться по тому факту, что в Месопотамии и долине Инда не было месторождений меди — важнейшего металла эпохи. Медь привозили туда издалека. Почему бы не из Центрального Ирана?

    Археологи нашли в Арисмане также галенит — минерал, содержащий примеси серебра, — и около сорока тиглей, служивших для выплавки серебра из галенита. Очевидно, серебро тоже было предметом экспорта, ведь в Месопотамии и долине Инда не имелось своих запасов серебра.

    Итак, эта «медная страна» была сырьевым придатком Шумера и Мохенджо-Даро? Или даже процветала за счет торговли с соседями? Являлась ли она частью Эламской державы или играла самостоятельную роль? Было ли ее население родственно дравидам — древнейшим обитателям Индии? До проведения обширных раскопок в Центральном Иране можно только гадать об этом.

    Известно лишь, что около 2500 — 2000 годов до новой эры местное хозяйство переживает какую-то катастрофу, в то время как Междуречье по-прежнему процветает. Что же случилось в Арисмане и окрестных районах? «Возможно, причина в том, что ведущие державы того времени стали покупать медь в других регионах», — полагает Парцингер, — и это привело к экономическому краху в Центральном Иране. Так, крупные месторождения меди имелись на Кипре  и в некоторых районах Восточного Средиземноморья.

    Вопросов остается много. Древнейшая история Ирана нам почти не известна. Эламская цивилизация, возникшая на юге Ирана в конце IV тысячелетия, мало изучена. Исследования, проводимые в Арисмане, — пока лишь начало пути.

    Стоит предположить, что сотрудничество российских археологов со своими иранскими коллегами тоже могло бы оказаться весьма успешным. Ведь Иран — это, возможно, ключевое и недостающее пока звено, которое свяжет воедино великие цивилизации древности. Эту белую страницу еще предстоит заполнить названиями древних поселений — и фамилиями современных археологов, вернувших прошлое человечеству.