Хочу увидеть вас во сне, а снится только война..

30 марта 2016
Вашу маму я еще до войны знал. Люба она мне была, но вышла замуж за вашего отца... Может, возьмете меня в папки? Думаю, мы с вами поладим. Когда за ответом приходить?

    Слово «ВОЙНА» связывается у меня с моим отцом, пропавшим без вести в первый год войны, и с мужественной семьей Агафоновых. Жили мы в городке Кемеровской области. Семья Агафоновых была обычной, только детей побольше, чем у других. Трое довоенных - Миша, Таня, Саша и послевоенные двойняшки Дашутка и Федечка. Я была приезжим человеком, поэтому историю семьи узнала не сразу. А узнала от Тани, которой шел 14-й год. Мне было на год меньше, мы подружились. Бабушка говорила об Анне Агафоновой: «Святая женщина Аннушка, мученица. Дай Бог ей и Василию счастья». А я думала: «Хорошо Агафоновым - отец с фронта пришел. Ранен был, поэтому хромает, но живой же! К тому же нет у меня ни брата, ни сестры ...» Я запомнила, как мы провожали отца в армию. Меня не могли оторвать от него на железнодорожном вокзале, я до боли в ушах кричала: «Миленький папочка, не уезжай!» Как будто знало сердце ребенка, что мы прощаемся навсегда...

    Однажды мы с Таней собирали землянику. К обеду набрали почти полные туески. Вдруг Таня спросила: - Тебе твоя бабушка ничего о нас не рассказывала? Я ответила, что бабушка называет ее маму святой, а больше ничего не знаю. - Выходит, ты не знаешь, что у нас отец нашелся? - Я думала, он сам пришел, вы его не искали. - Нет, папа Вася не родной отец -отчим. А родного папку привезли домой почти год назад. Он совсем... без рук и без ног. Я тебе сейчас все расскажу. Наверное, Тане хотелось излить свою совсем еще юную душу, но уже исстрадавшуюся. Похоронка пришла на отца еще в 1943 году. Жена сидела как неживая, не шевелясь. Многие женщины - соседки, подруги - плакали и говорили: «Аннушка, поплачь, легче будет». Но она так и молчала. Только ночью Таня слышала, как мама всхлипывала, уткнувшись в подушку. Мать Федора вскоре заболела и умерла. А отец его умер 9 мая 1945 года - сердце не выдержало и радости, и слез. Аннушка была детдомовской, поэтому рассчитывать на чью-то помощь было сложно.

    Вернулся с войны Василий. Он был одинок - отец погиб еще на Финской, мать умерла в начале Отечественной. - Мы ходили спросить, не видел ли он на войне нашего папку, - продолжала рассказ Таня. - А через несколько дней он сам к нам пришел. Мама была еще на работе. Дядя Вася угощал нас леденцами, пряниками. Саша трогал руками ордена и медали дяди Васи, спрашивал, за что наградили. Дядя Вася рассказывал. Мы не заметили, как пришла мама. Дядя Вася -он такой высокий, волосы волнистые, на лбу небольшой шрам - встал, поправил гимнастерку, поздоровался: «Вот, Анна Андреевна, пришел к вам по серьезному делу». Сели мы за стол, стали чай пить. Дядя Вася часто на маму поглядывал. Потом говорит: «Сколько лет прошло, как похоронку получили? Четыре года? Если бы был живой ваш папка, дал бы о себе знать. Правда? Я же знаю, как он вас любил... А без мужчины семье трудно. » Саша сказал: «Завтра приходи». Все засмеялись. Мама проводила гостя до калитки. Когда вернулась, мы стали ее просить: «Давай возьмем дядю Васю в папки». Мама ответил так: «Я подумаю. Но и вы подумайте Его надо слушаться как отца родного. А не станете слушаться, мне за вас стыдно будет». А потом мама добавила: «Чует мое сердце, что наш папка живой. Сколько угодно ведь ошибаются. Приходя солдаты домой, а на них похоронка была».