Энгр и Луиза д’Оссонвиль

Адель АЛЕКСЕЕВА • 03 февраля 2017
Имя этого художника гремело во Франции в начале XIXвека, Самые знатные люди стремились заполучить у него свой портрет, и в 1842году граф Оссонвиль заказал портрет своей дочери Луизы, Прославленный художник обычно работал блестяще, быстро, однако этот портрет он писал целых три года, Создалось впечатление, что живописец оттягивал его завершение, Оттого ли, что задал себе труднейшую задачу— решить портрет в одном, серо-стальном колорите. Или оттого, что не хотел расставаться с необыкновенной моделью...

    Имя этого художника гремело во Франции в начале XIX века. Самые знатные люди стремились заполучить у него свой портрет и в 1842 году граф д’Оссонвиль заказал портрет своей дочери Луизы. Прославленный художник обычно работал блестяще, быстро, однако этот портрет он писал целых три года. Создалось впечатление, что живописец оттягивал его завершение. Оттого ли, что задал себе труднейшую задачу — решить портрет в одном, серо-стальном колорите. Или оттого, что не хотел расставаться с необыкновенной моделью...

    Жан Огюст Доминик Энгр родился в 1780 году под знаком Девы, и, как всякой Деве, ему крайне важна была каждая деталь, форма. Он стремился к идеальной форме, которой владели древние греки, мастера классицизма, а еще — любимый им художник Рафаэль. Черноглазый, с простым лицом, рельефными чертами, цепким взглядом, невысокого роста Энгр обожал писать женщин. На первых порах его увлекала внешняя красота. Из-под его кисти вышли «Прекрасная Зели», «Госпожа Девосэ», «Купальщица». Портреты красочные, нарядные, однако не освещенные психологизмом, душевностью. Но уже в портрете 15-летней дочери богатого наполеоновского чиновника Ривьера, юной и загадочно-притягательной, — ему удалось передать нечто неуловимое и неосознанное, — и оттого этот портрет вошел в историю живописи как «французская Джоконда».

    Энгр был прекрасным рисовальщиком. В его рисунке «Семья Форестье» можно прочесть чуть ли не всю жизнь этого семейства: тут и застенчивая мамаша, и глава семьи отец, и собачка, а главное — стоящая в центре девушка с лучащимися любовью глазами. В доме их Энгр бывал постоянно, а Жюли была его невестой. Однако — увы! — что-то помешало их браку, и с тех пор Энгр, кажется, навсегда отбросил мысль о семье. Он полностью погрузился в живопись, в изучение классических образцов, совершенствование своего мастерства. И стал рыцарем единственной госпожи — Живописи. Именитые заказчицы не покидали его ателье. Он встречал их всех с истинно французской галантностью, долго выбирал позу, костюм, ракурс и скрупулезно накладывал мазки, добиваясь необходимого сочетания цветов. Однако сердце его молчало.

    Художник, казалось, уже смирился с участью холостяка, но как-то раз друзья пригласили его в гости (это было спустя семь лет после Жюли) и познакомили с модисткой по имени Мадлен. Ей было за тридцать. Она отличалась сердечностью и простотой, которыми так дорожил в женщине Энгр. И он женился. Верная жена, Мадлен создавала ему все условия для творчества. После свадьбы Энгр взялся за большое полотно «Рафаэль и Форнарина», и в этом тоже отразилась его привязанность к Мадлен.

    Красота по-прежнему неумолимо влекла к себе художника, вдохновляла его. В эти годы к торжественному парадному портрету Наполеона, сделанному Энгром ранее, прибавил «Семья Бонапарта», «Каролина Б: парт», «Купальщица» и новые прео ные портреты светских красавиц. Й все же в них не было еще того идеального сочетания подлинной красоты и ВЫСОКОЙ простотой, К которому он стремился. И вот когда Энгру шел уже седьмой десяток, он встретил модель, о которой мечтал.

    Луиза д'Оссонвиль вошла в его мастерскую, и он сразу понял: вот его идеал. В ней нет ни капли вычурности, самоуверенности, довольства собой. Она долго дичилась именитого художника, молчала. Лишь со временем стала свободнее. Каким удовольствием было наблюдать ее прямой взгляд, слушать высокие высказывания, а порой и откровенности!

    На выставке они стояли возле портрета рядом — Энгр и Луиза, обуреваемые сложными чувствами. Какой-то на насмешник проговорил, обращаясь к ней «Нужно, чтобы господин Энгр был в вас влюблен, чтобы так вас написать». Эта человек, очевидно, был проницателен Ничего не ответили Энгр и юная графиня. Художник молча смотрел на портрет, сожалея, что сеансы позади, и сомневаясь, все ли он передал очаровательности модели. Да, он был влюблен в «прекрасную маленькую дикарку», однако не собирался кому-либо признаваться в этом. Он хотел соединить Прекрасное и Простое, приблизиться к Рафаэлю — и наконец-то это кажется, ему удалось...

    Слуга и рыцарь женщин, этот великий художник до конца жизни оставался галантным, любезным и сдержанным. На 87-м году жизни после музыкального вечера отправился провожать дам до их, экипажей. Был жестокий ветер, дождь. Энгр простудился и через некоторое время скончался.