Давайте подождем, доктор Антинори!

Михаил Вартбург • 17 февраля 2016
Доктор Джонатан Хилл из Корнельского университета, который занимается клонированием крупного рогатого скота, говорит, что примерно треть подсаженных в матку эмбрионов отторгается уже на первом месяце.

    В программе «Горизонты» (4-й канал «Би-би-си») доктор Северино Антинори заявил, что, по его расчетам, первые человеческие клоны в его клинике появятся уже в сентябре.

    Почти одновременно появились два других сообщения. Одно из них опубликовал английский журнал «New Scientist» со ссылкой на доктора Венди Блэкмор из Эдинбурга, соотечественницу профессора Вильмута, того самого, который  впервые в истории создал клон животного — знаменитую овечку Долли. Группа доктора Блэкмор установила, что ядро клетки имеет сложную внутреннюю архитектуру и, в частности, гены в нем распределены неоднородно: они собраны большими группами в центре ядра, тогда как его периферийная часть куда более пассивна в генетическом плане. По мнению Блэкмор, это означает, что любые попытки внедрить в клетку новые гены извне (например, при генной терапии) обречены на неудачу, если они сводятся к простому «выстреливанию» этих генов внутрь ядра без учета его пространственной неоднородности.

    Не исключено, говорит Блэкмор, что некоторые генетические болезни возникают без всяких мутаций в силу простого, вызванного какими-то пока еще не известными причинами перемещения генов из центра на периферию. Не исключено, добавим, что такое же нарушение нормального пространственного расположения генов может быть причиной многочисленных неудач при попытках клонирования животных.

    И около половины благополучно родившихся страдают кислородной недостаточностью. Эти цифры он назвал на недавнем слушании по клонированию в Вашингтоне. Там были названы и другие печальные цифры. Клонированные животные всех видов часто обнаруживают синдром больного потомства, проще говоря — нездоровое разрастание ряда внутренних органов и всего тела. Отмечены также многие случаи сердечных и легочных аномалий. Это второе из тех двух сообщений, о которых упоминалось выше.

    По мнению ученых, причина всех этих неудач клонирования — в генах. Например, оказалось, что многие гены нашего организма (сейчас таких известно до сорока) несут на себе своего рода пометку, «импринтинг», указывающую, пришли они от отца или от матери. Оказалось также, что только те гены, у которых активна во время развития эмбриона отцовская копия, способствуют росту эмбриона; те же, у которых активна материнская копия, этот рост тормозят. В свою очередь, активность той или иной копии зависит от сложного и еще во многом непонятного процесса так называемого метилирования хромосом — передающегося по наследству механизма химического изменения хромосом во время специализации клеток. Этот механизм выключает одни гены и оставляет активными другие. Оказалось, что метилирование происходит неодинаково для отцовских и материнских импринтных генов.

    Теперь выясняется вдобавок, что на активность генов влияет также внутренняя архитектура клеточного ядра, местоположение в нем самих генов. Ученые пока не умеют управлять всеми этими факторами, потому что они еще далеко не до конца их понимают. И это еще очень мягко сказано: «не до конца»; точнее было бы сказать, что они только-только начинают их понимать. И даже те из участников вашингтонского обсуждения, которые говорили о необходимости продолжать эксперименты, направленные на выяснение возможности клонирования людей, и те говорили только об «экспериментах» и притом с величайшей осторожностью. В этом свете скоропалительные планы упомянутого в начале итальянского специалиста кажутся не просто сомнительными, а говоря откровенно — безответственными.