Бракодел? Бракодел. Бракодел!

Н. П. Дмитриева • 07 июня 2016
В конце лета у нас родилась дочка. Муж был рад. Приехал за нами в роддом с букетом роз. У крыльца стоял белый конь, запряжённый в лёгкую коляску. Сиденье коляски было украшено цветами.

    Как-то утром, когда служебный люд ещё только собирался на свои рабочие места, зашла в кабинет нашего профорга Игоря Николаевича посоветоваться по вопросу предстоящего субботника. Я ещё не успела объяснить суть вопроса, как дверь кабинета распахнулась, и лукаво улыбающийся мужчина почти пропел:

    -Здорово, бракодел! Опять дочку народил!

    Не успел он закрыть дверь, как другой посетитель нарисовался:

    - Ну ты и бракодел! С третьей дочкой тебя,

    А за ним и следующий не преминул явиться:

    - Привет, бракодел! Что, на парня сил не хватило?

    Надо было видеть лицо Игоря Николаевича, Он бледнел, краснел, багровел, сжимал зубы, Пытался закурить, но папиросы крошились, спички ломались, руки дрожали. Он то вставал, то садился. Я поняла, что разговор у нас не получится, и ушла.

    1982 год. Еду в поезде Архангельск-Москва. Моей соседкой по купе оказалась очень общительная женщина. Разговорились.

    - Вы живёте в Конёве?

    Киваю в ответ.

    - Проживает там Дияшов Игорь Николаевич?

    - Да, знаю такого.

    У него две дочки и сын? - не отступает попутчица.

    - Нет, у него три дочки.

    Попутчица хлопает в ладоши, смеётся и восклицает удивлённо:

    - Да как же могло такое случиться?!

    И рассказывает мне такую историю:

    «Жили мы в Армавире. С моим будущим мужем мы были однокурсниками. Когда я училась на последнем курсе, мы поженились. Я окончила институт на год раньше и стала ждать распределения мужа, Его выпуск распределили в Архангельскую область, в Республику Коми и в Сибирь. Муж спросил, куда ему брать направление, Я сказала, что с ним поеду куда угодно, лишь бы это был город. Вернулся радостный:

    - Едем на Север, в город Конёво.

    На станцию мы приехали ночью. Нас

    никто не встретил. Я отказалась сидеть до утра на вокзале и попросила мужа найти такси. Пошёл, вернулся расстроенный:

    - Такси здесь нет. Знаешь, а Конёво - это не город.

    - Вот как! - возмутилась я.

    Но отступать мне было некуда: я ждала ребёнка. До Конёва ехали на попутке часа четыре.

    Дочку муж держал на руках. Ехали по главной улице села. Наверное, это было красиво. Люди поздравляли нас, смотрели вслед. Мы подъехали к конторе, все сослуживцы вышли на крыльцо. Нас доброжелательно, очень искренне поздравляли.

    И вдруг распахнулось окно на втором этаже:

    - Бракодел! Поздравляю бракодела! - кричал Игорь Николаевич. Кричал громко, насмешливо.

    Торжественное настроение вмиг улетучилось. Я утешала мужа, мол, это же хорошо, что первый ребёнок - дочка. Помощницей будет.

    Когда родилась вторая дочка, муж нёс её из роддома на руках. Время выбрал безлюдное - хотел пройти незамеченным. Не получилось. Игорь открыл форточку и крикнул:

    - Дважды бракодел! Поздравляю бракодела!

    Третью дочку мы несли домой задворками, пробирались огородами. Но Игорь Николаевич и тут нас укараулил, углядел. Выставил стеклянную рамку в окне туалета, вылез до пояса в окошко и кричал что есть мочи:

    - Бракодел, бракодел, бракодел!..

    Когда мы уезжали, в семье Игоря Николаевича росли уже две дочки. Ждали третьего ребёнка.

    А мы с мужем радовались, что у нас три дочки. У нас большая дружная семья, и уже внуки есть».

    Мне пришлось рассказать попутчице, как поздравляли Игоря Николаевича с рождением третьей дочки.

    Три дочки - это, наверное, расплата за его насмешки над сослуживцем, Бог его наказал. Ой, что же такое я говорю?! Никакое это не наказание. Это же счастье - иметь трёх дочек! Ведь как в народе говорят? А вот как: «Девки есть, так парни будут; парни есть, так девки будут».

    Попутчица просила передать привет и добрые пожелания Игорю Николаевичу.

    К сожалению, Игоря Николаевича уже нет в живых. Но у его трёх дочек пятеро внуков и одна внучка. Они уже взрослые и известные в Архангельской области люди.