Бой продолжается даже во сне..

В. В. Дубина • 07 сентября 2016
Хочу рассказать читателям о Вере Ивановне Малаховой, которую в Томске знают все. Бывший военный врач, кавалер орденов Красной Звезды и Отечественной войны I и II степени, участница Сталинградской битвы

    , в составе 79-й Гвардейской дивизии продолжила боевой путь на Запад, освобождая Украину: Запорожье, Одессу, польские города, и дошла до Берлина, где сделала свой последний выстрел, расписалась на стене Рейхстага. Мы беседуем с ней в ее маленькой квартире, и я спрашиваю ее:

    - Вера Ивановна, как это все началось? Как вы попали на фронт?

    - В июне 1941 года я готовилась к последним экзаменам в мединституте. Вдруг в комнату вбежала мама с криком: «Война! Война началась!»

    Я побежала в институт. А потом мы, студенты и преподаватели, собрались на площади Революции, и все как один проголосовали: идем на фронт! Сначала я дежурила в эвакогоспитале №1505. Сюда привезли раненых после долгой и тяжелой дороги с передовой, в гнойных бинтах, с запекшимися ранами. Работа в госпитале была первым моим «боевым крещением». Медики по 18 часов в сутки трудились, не жалея себя. Они не только дежурили и лечили, но и старались поддерживать морально, помогали им разыскивать родных, отвлекали от тяжелых мыслей, вселяли уверенность в выздоровление.

    В Томске формировались воинские части, медики были нужны. В начале 1942 года закончилось формирование 284-й стрелковой дивизии, в составе которой военврачом полка я отбыла на Брянский фронт.

    - А как вы оказались под Сталинградом?

    - Кто воевал в пехоте, тот знает, что такое война. Всегда пешком и все носишь на себе: плащ-палатку, шинель, вещмешок, две санитарные сумки, карабин, Неуклюжая одежда, которая велика, и сапоги аж 40 размера. Других на мою ногу не нашлось. Вспоминаются стихи Юлии Друниной:

    До сих пор не совсем понимаю,

    Как же я, и худа, и мала,

    Сквозь пожары к победному краю

    В «кирзачах» стопудовых дошла.

    - Помните какой-нибудь бой?

    - С 1 по 5 июля 1942 года наша дивизия вела упорные оборонительные бои за станцию Касторная. Сибиряки оказались в окружении. И только чудом я вырвалась из вражеского кольца. В сентябре 1942 года наша дивизия вошла в состав 62-й армии генерала В,И. Чуйкова, защищавшей Сталинград. Вот где мне пришлось испытать ужасы при форсировании Волги под сплошным пулеметным огнем. Фашисты бомбили город и переправу, горела земля и сама Волга. Дивизия сразу вступила в бой и заняла позиции в районе Мамаева кургана.

    - А любовь на фронте у вас была?

    - Была. Он был старшим врачом санитарной роты полка. Звали его Георгий. Он мечтал, что мы поженимся, когда закончится война, если оба останемся живы. Георгий помог мне спастись из окружения под Касторной. А сам был тяжело ранен под Сталинградом и умер у меня на руках.

    - Страшно было пережить это горе?

    - Страшно, еще как. К страху нельзя привыкнуть. Страшно было погибнуть, но еще страшнее - попасть в плен. Кто говорит, что не испытывал чувства страха, тот просто лжет. Меня до сих пор «не отпускает» война, бой продолжается даже во сне. А какие тяжелые и опасные испытания выпали на долю всех участников Сталинградской битвы! В городе шли бои за каждый дом, каждый клочок земли. Сибиряки сражались на самых ответственных участках. Сколько бойцов полегло! Медики едва успевали оказывать первую помощь. Я даже после контузии и ранения принимала раненых. Делала это стоя на коленях, потому что держаться на ногах не было сил.

    В минуты затишья между боями (было и такое) то пела по просьбе бойцов, то играла на аккордеоне или гитаре или шуткой подбадривала бойцов. Очень горжусь, что в победе под Сталинградом есть и мой вклад.

    - Как сложилась ваша жизнь после войны?

    - В 1946 году вернулась в Томск. Вышла замуж, родила сына. Теперь он живет в Подмосковье. Приезжает ко мне в гости. Устроилась на работу в поликлинику заведующей кабинетом лечебной физкультуры. Помогала людям встать на ноги после операции и травм, делала им массаж, учила выполнять гимнастику, дыхательные упражнения. Много лет проработала врачом в областном диспансере, создала один из лучших в области кабинетов лечебной физкультуры. Сама очень верила в ее целебную силу и до 70 лет ходила на лыжах. А еще я преподавала в педагогическом техникуме.

    - Наверное, активно участвовали в общественной жизни города?

    - Я стала одним из авторов идеи создания совета ветеранов 79-й Гвардейской дивизии. По моей инициативе одна из улиц города названа именем 79-й Гвардейской дивизии, а в школе №34 создан музей с таким же названием. Проводила уроки мужества в школах, техникумах. Была членом клуба книголюбов «Мечта», много лет пела в городском хоре войны и труда. Голос хороший был.

    Когда в перерыве между репетициями Вера Ивановна садилась за пианино и играла вальс, у слушателей появлялось желание танцевать. Возьмет гитару в руки - все подпевают ей. Сколько энергии в этой женщине! Но более всего - силы духа!

    30 сентября Вере Ивановне Малаховой исполнилось девяносто лет. Поздравить ее пришли представители общественных организаций, курсанты кадетского корпуса во главе с генералом С.В, Шиляевым, члены городского хора ветеранов войны и труда, друзья, соседи и знакомые. Чествование состоялось во дворе ее дома. Стоял теплый осенний день. Именинница надела боевую гимнастерку с наградами. Кадеты чествовали ее песней «День Победы» и даже маршировали строем. А сама она пожелала ребятам быть достойными гражданами своего государства, любить и честно ему служить.

    Когда наша беседа с Верой Ивановной закончилась, она сказала на прощание:

    - Я прожила жизнь достойно. Не уронила чести ни своих предков, ни Отечества. И если бы пришлось, без колебаний повторила бы все, что делала не для себя, а для человека, Родины и своего доброго имени. Это не громкие слова, а стержень моей жизни.