Баллада об отце

Л.Лебедева • 28 января 2017
Уже 14 лет нет рядом со мной отца. А все в доме напоминает о нем. Это был удивительный человек, мастер на все руки. Стихи писал, рисовал, прекрасно играл в шахматы.

    Ранения в годы войны не могли не сказаться на его здоровье. Рано он похоронил жену, «жизнь свою, судьбу свою». И вся грудь в орденах.

    Мой отец, Петр Николаевич Севастьянов, еще в довоенные годы решил посвятить жизнь служению Родине. В 1939 году окончил Сталинградский аэроклуб, добровольцем ушел в Таганрогскую военную авиашколу летчиков имени Чкалова. С первых дней Отечественной войны начал сражаться против немецко-фашистских захватчиков. Сначала летал в составе 207-го дальнебомбардировочного корпуса Западного фронта, где служил и знаменитый Николай Гастелло. Фашисты практически полностью уничтожили этот корпус. Отца перевели на Калининский фронт, где он с товарищами днем и ночью бомбил вражеские позиции под Москвой. С октября 1941 по февраль 1942 года отец совершил более тридцати боевых вылетов на разведчике-бомбардировщике Р-5. Ему приходилось выполнять сложные, подчас смертельно опасные задания. Однажды в тридцатиградусный мороз с двумя бомбами по 250 кг каждая отец полетел на задание по бомбежке переднего края позиций противника. Из-за сильного мороза бомбы примерзли и в нужный момент не были сброшены. Горючее заканчивалось. Отец вынужден был вернуться. Каким-то чудом, с бомбами, которые в любой момент могли взорваться, ему удалось приземлиться.

    В феврале 1942 года отец уже в качестве командира звена пересел на знаменитый штурмовик ИЛ-2, наносил бомбовые и штурмовые удары по скоплениям войск противника на переправах, по железнодорожным узлам и мостам, по аэродромам и танковым колоннам. Принимал он участие и в операции по поддержке армии генерала Белова при выходе ее из окружения. В одном из полетов был атакован четырьмя истребителями противника, ранен в лицо и руку. На изрешеченном самолете, не дотянув двадцати пяти километров до аэродрома, упал на небольшой пятачок земли между лесом и оврагом. Подлечившись, сел за штурвал самолета и громил врага в районах Орла, Смоленска, Ельни. В 1943 году эскадрилья штурмовала вражеский аэродром. Наши самолеты прорвались сквозь плотный огонь зениток, отбились от фашистских истребителей. Советские летчики, в числе которых был и мой отец, буквально засыпали самолетные стоянки бомбами и реактивными снарядами, «прошили» пушечными очередями. Большое количество вражеских машин превратилось в лом. После этого вылета за мужество и отвагу отца наградили орденом «Красного знамени».

    В одном из боев, поддерживая с воздуха наступление войск Брянского фронта, он снова был тяжело ранен в ногу. Посадив самолет на своем аэродроме, отец потерял сознание от большой потери крови. После этого ему пришлось сменить штурмовик на ПО-2. Начал летать к партизанам - доставлял оружие, боеприпасы, забрасывал разведчиков, вывозил раненых солдат, детей. Отец дошел до самого Берлина. Его грудь по праву украсили ордена «Красного знамени», «Отечественной войны» I и II степени, многие медали За всю войну отец совершил окол: 760 боевых вылетов.