Апокалипсиса не будет?

Александр Зайцев • 14 марта 2016
На Западе защитники окружающей среды и антиглобалисты своими поступками часто напоминают тени знакомого прошлого — русских социалистов ХIХ века. Живя в благополучном обществе, они всячески расшатывают его из сочувствия к «падшим и угнетенным».

    Самый сильный человек на свете — это тот, кто наиболее одинок.

    Г. Ибсен.
    «Враг народа»

    «Быть в оппозиции — значит говорить нелицеприятное» — это известно всем нам. Однако датчанин Бьерн Ломборг, автор книги, выпущенной издательством Кембриджского университета, угодил в ряды оппозиции за то, что говорит лишь приятное. Его книга стала бестселлером, потому что несет благие вести о будущем: «Нет повода для уныния. Мы живем в лучшую эпоху. Все мрачные прогнозы несбыточны. Апокалипсиса не будет. Статистика доказывает обратное».

    В одночасье в кругах экологов не стало персоны противнее Ломборга. Он один перечеркивает всю их деятельность. Поэтому на датского профессора обрушилась волна самой резкой критики: он удостоился прозвища «Иуда», а выпуск книги назван «провокацией». Перед выступлением в Лондонском Королевском обществе к нему пришлось приставить четырех (!) телохранителей. 

    В самом деле, мнение Ломборга кажется неуместным. Мы живем с ощущением «грозящих нам бед», и в выводы социолога из Дании заранее не верится, но,… может быть, мы обманываемся, как зрители рисунков Эшера? Хотелось бы подробнее ознакомиться с его аргументами, ведь мнение общества — лишь эхо, вторящее давно сказанной фразе. Эти раскаты трудно перекричать. Но так ли верно сказанное? Статистика, приводимая Ломборгом, — 182 графика и таблицы — доказывает обратное.

    Тем интереснее было встретить на страницах февральского номера «Spiegel» беседу со «смутьяном-оптимистом». Ему — 47 лет; он преподает статистику в заштатном Орхусском университете. Этот вегетарианец с «внешностью кинозвезды» («Washington Post»), — он, пожалуй, похож на Роберта Редфорда, — смотрит на мир «в розовых очках». Вот что он видит:

    • Внедрение промышленных технологий в сельское хозяйство привело к тому, что потребление калорий на душу человека за последние 40 лет возросло на 24 процента, а в развивающихся странах — даже на 38 процентов.
    • Общая численность населения планеты растет, но доля голодающих людей в странах «третьего мира» снижается. За последние 30 лет этот показатель сократился с 35 до 18 процентов и, по прогнозам, в 2030 году составит всего 6 процентов.
    • Никогда прежде за всю историю Земли люди не производили так много продовольственных продуктов. Никогда не был так высок средний уровень образованности и так низка неграмотность. Время беспросветной нужды уходит в прошлое. Все больше людей избавлены от необходимости думать о своем пропитании. Если взять средние показатели, никогда еще у людей не было столько свободного времени.
    • В ХХ веке разительно улучшилось здравоохранение. Средняя продолжительность жизни возросла почти вдвое. Прямо-таки «фантастичны» изменения, наблюдаемые в развивающихся странах: детская смертность уменьшилась на 50 с лишним процентов.
    • Многие боятся сырьевого кризиса, но тот наступит нескоро. Запасы основных полезных ископаемых еще долго не исчерпаются. В отдельных случаях промышленность перейдет на новые технологии: так, нефть может заменить близкая ей по свойствам смола, получаемая при переработке горючих сланцев; она будет стоить около 40 долларов за баррель, и ее хватит еще на 250 лет. В начале ХХ века тоже предвещали сырьевой кризис, но многие виды сырья, вопреки прогнозам, стали дешевле.
    • Проблема загрязнения окружающей среды преувеличена. Новые технологии заметно снижают попадание вредных веществ в атмосферу, почву и воду. Кроме того, «самое позднее, через полвека автомобильные двигатели будут работать не на бензине, а на других, возобновляемых ресурсах». К сожалению, сейчас стоимость солнечной энергии и энергии ветра гораздо выше, чем энергии, получаемой при сжигании ископаемых видов топлива — угля и нефтепродуктов. Пока ситуация не изменится, нам придется иметь дело с выхлопными газами.
    • «Энтузиасты из Всемирного фонда дикой природы заявляют: «Мы должны действовать, иначе на Земле не останется ни клочка леса». В действительности, за последние полвека территория, занимаемая на нашей планете лесами, возросла — и продолжает расти». Правда, на протяжении всего ХХI века в странах «третьего мира» продолжится вырубка тропических лесов. Однако к 2100 году, по прогнозам Международной комиссии изменений климата, площадь леса начнет возрастать и здесь.
    • Вообще не стоит драматизировать положение дел в странах «третьего мира». Несколько столетий назад в таких же условиях жили европейцы, но эти условия постепенно улучшались, а не ухудшались. Почему теперь может произойти обратное? «Все это — лишь часть того длительного процесса, который приводит, в конце концов, к росту благосостояния». Не надо жить сегодняшним днем — и надеяться, что «все переменится сегодня».
    • «Мы оставим нашим детям мир, где ресурсы полезных ископаемых уменьшатся, но появится много новых технологий. Мы выйдем на иной уровень научного миропонимания, и это поможет построить новый, лучший мир», а вовсе не то мрачное будущее, о котором твердят экологи или авторы антиутопий.
    • Потепление на планете продолжится, но не такими быстрыми темпами, как предрекают пессимисты. Вместо того чтобы тратить деньги на борьбу с потеплением, лучше помогать странам «третьего мира» и выравнивать уровень жизни на планете. Кроме того, потепление принесет выгоды целому ряду стран: например, в России и Канаде заметно повысятся урожаи зерновых. С засухами и наводнениями столкнутся в основном жители развивающихся стран.

    Самое удивительное, что, задумывая книгу, Ломборг намеревался доказать обратное. Он начинал писать еще один мрачный сценарий будущего, а получилось что-то другое. Его взгляды стали меняться около пяти лет назад, когда он ознакомился с тезисами американского экономиста Джулиана Саймона: «Они были так оптимистичны, что поначалу я принял их за чистую пропаганду». Однако, поверяя тезисы статистикой, он не мог их опровергнуть. Оказалось, отмечает Ломборг, что «активисты экологического движения долгое время манипулировали множеством лживых фактов. Они повторяли эти бессмыслицы до тех пор, пока общество не привыкло к ним и не уверовало в них». Раскаты эха стали важнее смысла сказанного. Тогда Ломборг стал писать статьи.

    Он опубликовал около четырехсот статей в датской прессе, вызвав раздражение многих коллег. Из статей составился сборник — и сразу стал бестселлером в Дании. В прошлом году переработанный вариант книги был издан в Кембридже — и вызвал сенсацию в США и Великобритании, хотя на первый взгляд работа могла бы показаться скучной, вторичной. Ведь здесь собраны цифры, уже опубликованные в документах ООН, ЕС, Всемирного банка. Правда, на эти цифры, взятые по отдельности, в свое время не обратили никакого внимания.

    Теперь ведущие научно-популярные журналы не могли пройти мимо этой книги. «В этом тексте использована стратегия людей, которые утверждают, что от СПИДа умирают лишь гомосексуалисты, а евреи вообще не подвергались преследованиям при нацистах» — эта фраза из «Nature» даже не мнение, а приговор. Это — «невежественная» книга, добавляет критик из «Scientific American». Стоит ли что-то добавлять к подобным рецензиям?

    Но в газете «Washington Post» книгу Ломборга назвали самой важной книгой по экологии, выпущенной за последние сорок лет. Но британский журнал «New Scientist» рекомендовал ее как «обязательное чтение». В частности, рецензент Дэвид Пирс, профессор Лондонского университетского колледжа, приветствовал идею Ломборга пересмотреть смету, утвержденную Киотским протоколом. Зачем вкладывать деньги в неэффективные проекты лишь потому, что их называют «экологическими»? «Моралисты забывают, что деньги можно тратить всего один раз», — пишет Пирс.

    Речь идет о немалой сумме — до 350 миллиардов долларов ежегодно. По словам Ломборга, «это в семь раз больше всех денег, выделяемых в помощь странам третьего мира». Спрашивается, что лучше, тратить миллиарды на защиту стран «третьего мира» от потепления или вкладывать деньги в развитие их экономики, и тогда через 50 — 100 лет они сами справятся с последствиями климатической катастрофы?

    Подчеркнем, что резкой критике подвергаются не результаты работы ученого, а сам факт их публикации. Он — невежда не по незнанию, а потому что составил книгу из цифр, неугодных новым «властителям дум». Эти сведения «политически некорректны» — хотя некорректна в таком случае сама реальность. Они подрывают основы экологического мышления у людей, пишет рецензент из журнала «Science». Ведь, восхваляя прогресс, Ломборг не обращает внимания на то, как тот был достигнут. Если бы не экологи, то даже в Европе не появились бы фильтры для очистки воздуха или воды. За цифрами Ломборг не видит людей, без которых этих цифр не было бы. Статистические же выкладки его в основном бесспорны. Было выявлено лишь около десятка неточностей, но все они исправлены на сайте Ломборга.

    Эти споры вокруг книги, которая представляет собой расширенный комментарий к статистическим данным, книги, где на 516 страниц приходится 2930 примечаний, лишь убеждают, что мы не представляем себе мир, в котором будем жить в ближайшие десятилетия. Мы накопили обширные сведения о том, каков наш мир сейчас, но, возможно, мы находимся в некоей точке бифуркации. Для нас почти в равной мере возможны и мрачный, и оптимистичный сценарии будущего — и выбор зависит от случайности.

    Ярость, с которой критики атакуют Ломборга, отмечает биолог Энтони Тревавас, автор письма, присланного в «Nature», «свидетельствует, что он обнажил принципиальные слабости в экологических догмах». Мы живем в мире, где создано множество мифов, говорит Ломборг. Мифы продолжают твориться на наших глазах. Так, «настороженность вызывают у меня» антиглобалисты, поскольку они «часто оперируют лживыми доводами». В свое время «зеленые» завоевали политическую арену «благодаря своим мрачным сценариям». Они явились защищать общество от мифов, ими же созданных. «Это стало ясно, едва лишь я задел их», — продолжает датский ученый.

    В конце концов, основы общества могут дать трещины, а само оно — рухнуть, распасться на части, воюющие друг с другом. Желание справедливо разделить жизненные блага объяснимо, но невыполнимо, ведь те напоминают иррациональное число: их нельзя поделить нацело, без остатка, вызывающего споры. И вот уже все силы тратятся на «правильное перераспределение»; общество не прирастает благами. Романтикам и «донкихотам» остается лишь добиваться власти, ибо она позволит воплотить задуманное. Так, благородные цели постепенно подменяются политиканскими средствами. Тогда «врагом народа» может стать обыкновенный статистик.