СИДНЕВСКАЯ ИГРУШКА

Ольга СЕРГЕЕВА • 18 февраля 2016
Основное отличие сидневской игрушки — этнографичность. Антонина расписывает их, основываясь на элементах костюмов определенных местностей и районов Калужской области. И никаких вольностей себе не позволяет.

    Жили-были в городе Калуге супруги Андрей и Антонина. Обычная вроде бы семья: у него свой интерес в жизни (историк-архивариус), у нее — свой (экономист).

    Антонина вечерами на репетициях самодеятельного фольклорного ансамбля «Роща» пропадала. А Андрей дома сидел, книжки читал. Но постепенно и он стал интересоваться фольклором.

    С певуньями из «Рощи» Антонина частенько выезжала в этнографические поездки по Калужской области. Записывали обрядовые песни, прислушивались, как исполняют их деревенские бабушки. А те с гордостью демонстрировали городским свое рукоделие: вышитые местным орнаментом рушники, тканые половики, старинные, еще от бабушек-прабабушек доставшиеся сарафаны, юбки, рубахи. Сельские мастерицы охотно давали гостям попрясть, поработать на ткацком станке или вылепить из глины незатейливого жаворонка-свистульку.

    Собственно с этого-то все у Сидневых и началось. Из этнографических поездок привозили они в Калугу то лапти, то рушник, то тканый половик, то глиняные безделушки. И очень скоро их маленькая однокомнатная квартира превратилась в музей-мастерскую. Куда ни посмотри: на кухонных и книжных полках, на стенах и подоконниках — везде стоят, висят, лежат подлинные образчики народного рукоделия. Чем не музей!.. А мастерская — потому что постепенно, не корысти ради, а забавы для, попробовали Андрей и Антонина и сами лепить из глины игрушки, благо глины в окрестностях города предостаточно.

    — Прежде чем начать работать, — говорит Антонина, — мы изучали опыт мастериц из села Хлуднево. Но нам за бабушками не угнаться. У них все так быстро и ловко получается...

    Атмосфера в доме Сидневых радушная, теплая. Правда, тесновато. Походя заденешь головой гирлянду глиняных колокольчиков, подвешенных на люстре, и замираешь от неожиданности. Или присядешь к столу чаю выпить, а перед тобой выстроена шеренга подсыхающих глиняных баб-грематух, которые ожидают своей очереди на обжиг. Маленькую муфельную печь Сидневы пристроили в коридоре. После обжига невзрачные серые изваяния станут яркими игрушками розовато-персикового цвета. Свойство у глины такое — цвет менять.

    Излюбленный сидневский сюжет — древо жизни. Как правило, делается оно в виде дерева или в виде бабы с детьми на руках. Это архаичный сюжет: игрушка состоит из нескольких ярусов, которые символизируют планы жизни: мир предков, плодородное начало и мир небесный.

    Постепенно «игрушечные» дела у Сидневых пошли в гору. Жизнь сложилась так, что лепка и продажа «глиняшек» стала для супругов единственым средством к существованию. И он «плотно» занялись созданием и продажей поделок во всех удобных местах— в салонах, на ярмарках, в Измайлово..

    Но в разряд поделочников-кустарей которые продают растиражированные поделки на улице, Сидневы не попали. Их заметили искусствоведы. Образцы сидневской игрушки приобрели московский и петербургский музеи народного ремесла. Их работы можно встретить в московской Народной галерее, на международных выставках — в Италии. США, Румынии.

    А недавно мне позвонил Андрей и сообщил, что им присвоили звание «Народных мастеров». То есть Сидневы получили официальный статус.

    Я поздравила и спросила: «Это для вас важно — признание, слава?»

    — Признание не помешает — честно ответил Андрей. — Во-первых, звание «Народных мастеров» дает право на участие в выставках. А во-вторых, мы уже не считаемся безработными.

    ...Два года назад у Сидневых родилась дочь. Ее назвали Елизаветой. Несмотря на малый возраст. Лиза сидит за рабочим столом рядом с родителями, что-то тихо напевает, вторя маме, и глину в ручках мнет... Правда, то что делает Лиза, понятно покалишь ей одной.