Семейные узы

Е.Ляпунова • 15 апреля 2016
Я рада, что мне чужды зависть и мстительность. Я не терплю жадности к деньгам, ибо деньги - всего лишь удобство. Их можно взять и отдать. А здоровье, совесть и любовь всегда при тебе.

    Игнорируя знаки препинания в письмах к нам, детям и внукам, она удивительным образом распознавала и расставляла их в жизни. Жизнь выписывала своим острым пером вопросительный знак - и бабушка достойно давала ответ, ставя в конце жирную точку. В 1944 году она, держа в руках похоронку на мужа, смотрела на троих детей и понимала, что в горькой чаше ее судьбы долго еще не будет видно дна. Много работала. Не жалела себя. Валила и сплавляла лес. Копала и косила. Плотничала и ходила за плугом. Слушала плач голодных детей...

    Все это было. Но свою войну - со всеми ужасами беспросветности - она выиграла. Я не помню, чтобы бабушка когда- нибудь жаловалась. На ее вздувшие вены на ногах даже смотреть было больно. Босая, она молча стояла на прохладном полу и, поглаживая свои натруженные ноги, только иногда коротко произносила: «Все болезни от натуги и от простуды». - В жизни надо уметь терпеть, - говорила она и смотрела на меня так, что иногда думалось: лучше бы заплакала, чем жечь себя и меня сухими глазами. Бабушка никогда не читала нотаций. Иногда, правда, с горчинкой в голосе замечала, что «каждый живет свою жизнь, и чужой опыт, к сожалению, почти никогда и никем не учитывается».

    Многое из того, что она говорила, запоминалось, ложилось на душу. У бабушки был дар: объяснять все просто и понятно. В юности, допустим, мы редко признаем право других на собственное мнение. Меня, обиженную на отсутствие поддержки окружающих в каких-либо начинаниях, бабушка остужала одной фразой: «Бог в лесу деревья не сровнял, не то что людей...». Бабушкин дом для меня всегда был теплым. Даже без мужской руки он не опустился, как бомж, а был похож на человека, которого мыли, кормили, лелеяли. «Дом любит, когда в нем живут, смеются», - говорила бабушка.

    Она никогда не говорила о чувствах, когда-то связавших ее с мужем. Не хотела ни с кем делиться. Может быть, все, что принадлежало когда-то им двоим - свет, радость и вера, - она хотело оставить только себе? Порядочная и внешне заметная, она могла бы выйти замуж второй раз. Но не вышла. На мои вопросы о любви отвечала просто, без вывертов: - Любят ведь не за что-то. Просто любят, и все... - Если бы можно было купить любовь за деньги, все люди кинулись бы зарабатывать.,. Стоит отметить, что бабушка чаще произносила слово «жалеть», а не «любить». «Так, - считала она, - точнее, сердечнее», Как в песне поется: «... в селах ...слово «люблю» непривычно для женщины. Там, бесконечно и верно любя, женщина скажет: «Жалею тебя!» - Будущий муж, - считала бабушка, - тот, который отвечает за женщину. А жена - та, которая щадит мужское самолюбие и дома, и на людях. Не доводит мужика до того, чтобы тот поднял на нее, жену, руку. Поднял раз - будет и другой... - Не травите душу обидой, простите друг друга, - словно невзначай роняла бабушка, заметив результат не слишком удачного нашего с мужем «разбора полетов». - Ведь легко-то как будет! И то правда. Надо прощать. Иначе злоба прогрызет душу и взорвет все вокруг.

    Взгляд на методы воспитания детей у бабушки тоже был свой: «На сердце-то жалей, а воли не давай. Про ремень забудь. Уж если «выберет» из терпения - чикни по мягкому месту вичкой. Садко, да не знатко». Признательная судьбе в начале долгой дороги жизни - более полувека назад - мне посчастливилось идти рядом с моей бабушкой. Умным и добрым попутчиком. Когда такой человек рядом, то и самой хочется быть на уровне. Хочется соответствовать. Благодаря бабушке я научилась ценить в людях терпение и преданность, порядочность и чувство самоотдачи. В конструкции «быть или казаться» отдавать предпочтение первому глаголу. Для общения выбирать тех, с кем удобно не только разговаривать, но и молчать.

    И еще: моя бабушка говорила, что человек должен уметь радоваться. И жить от радости к радости. Сама бабушка никогда от радости не отказывалась, даже если та была мала, как копейка. Может, благодаря этому и перенесла все беды и горести, которые много раз в жизни пытались свалить ее с ног. В минуты, когда «невезуха зашкаливает» и отчаяние накрывает с головой, в памяти всплывает мудрое бабушкино: «Пусть все идет, как идет. Куда- нибудь да вывезет». Спасибо тебе, незабвенная моя бабушка.