Пилка

Т.Михайлова • 16 февраля 2017
Петр был отличным сапожником и понимал, что это его умение отлично сгодится на фронте. Во многих тяжелых боях побывал солдат, а в короткие передышки между ними чинил однополчанам сапоги.

    Петр Михеев, мой близкий родственник, как-то рассказал удивительную историю. В первый же день Великой Отечественной войны он отправился добровольцем на фронт, хотя по состоянию здоровья мог бы оставаться работать в тылу. Из писем родных знал, что многие его односельчане, как и он, воюют и что даже их семейную кормилицу - лошадь Пилку взяли на фронт... Однажды Петр шел по обочине дороги и вдруг в тащившей навстречу артиллерийскую пушку лошади узнал свою кормилицу. «Пилка!» - позвал солдат. Кобыла, услышав свою кличку, запрядала ушами, повернула голову и покосила большим темным глазом туда, откуда раздался голос. В это время артиллерист крикнул «тпру-уу!», и она остановилась. Петр подошел к лошади и, нежно гладя ее, приговаривал: «Пилка, милая, здравствуй! Вот где нам удалось увидеться! Выходит, мы вместе воюем. Как я рад, что встретил тебя!» Слезы навернулись на глаза солдата, и заметил он, что и у его любимицы тоже заблестела крупная, как горошина, слеза. Солдат достал из своей походной сумки краюху хлеба и, отломив половину, отдал Пилке. Мягкими теплыми губами она ткнулась в руки хозяина, и Петр ощутил такой прилив нежности к этому родному существу, что у него защемило сердце. Артиллерист подошел ближе: - Что, знаком с Ночкой? - Не то слово, знаком! Это наша лошадь, и зовут ее Пилка. Запомни это, служивый, да не обижай ее. Она и так послушная. - Это я заметил, - ответил артиллерист, - не волнуйся, не обижу. - Ну, бывай, Пилка, будь здорова и живи долго, - Петр потрепал кобылу по крутой упругой шее и поспешил вдогонку уходящим однополчанам. Лошадь, глядя ему вслед, жалобно ржала, а он шел не оборачиваясь, чтобы не выдать нахлынувших на него чувств...