№ 17/17

Отдай золото! Нету? Поедешь в Архангельск!

Мой дед Алексей Аристархович Савватин к началу коллективизации имел крепкое крестьянское хозяйство: и несколько десятин земли, полный двор скотины, хороших выездных и рабочих лошадей. Двоих дочерей удачно выдал замуж, женил сына, а сам продолжал трудиться. О том, что он подлежит раскулачиванию, предупредил сын, который работал в Пучеже в городском совете. Дед сумел быстро распродать хозяйство, продал и дом, который увезли в другую деревню верст за 20. Дед, бабушка и их незамужняя дочь перебрались в Пучеж. Там был куплен дом. Казалось, напастей удалось избежать, но не тут-то было: власть отыскала деда и потребовала сдать государству золото. А никакого золота не имелось Были только трудовые золотые дедовы руки. За них-то и осудили человека, которому шло к 70 годам, и выслали «на исправление» в Архангельск.

Как он писал оттуда, работать ему пришлось на лесозаводе «Пролетарий- №3» - он возил на лошади дрова. Письмо от 25 июня 1933 года «дорогой дочери Насте от любящего отца» сохранилось. Его прислал мне сын тетки. Я сделала копии и разослала их родственникам, чтобы не забывали о том, как жили наши деды и родители. Года через полтора дед вернулся на родину, но вскоре умер. Сказалось, наверно, полуголодное житье-бытье в городе на Двине: дед писал, что от нехватки хлеба опухли и руки-ноги, и лицо. В начале пятидесятых годов наша местность попала в зону затопления: началось строительство Горьковской ГЭС. Надо было или перевозить свои дома на новое место жительства, или строиться там заново Для этого давали людям ссуду под проценты - кому на пять лет, кому на десять. В 1959 году я закончила среднюю школу, ссуду наша семья тогда еще не выплатила. Когда родителей не стало, мы продали дом, всё разделили поровну на четверых. Знакомый художник по моей просьбе написал мне маслом картину «Родительский дом» - на память детям и внукам.

Дед моего мужа тоже был раскулачен. Он имел каменный дом, с че тырехскатной крышей, с «гулянкой», с десятью окнами. (У мужниного деда было три брата, все они тоже построили каменные дома, когда надумали жениться.) Дом отобрали под контору, но он оказался для конторских слишком большим и холодным, через какое-то время его вернули хозяевам, но без документов. Так и жила семья, боясь заикнуться о документах, - без них выросли и дети, и внуки. В «лихие девяностые» мой муж получил дом в наследство. Хотели мы его продать, не не смогли, так как нет документов. А оформить их - нет денег. Так и стоит он, бедняга, окнами на Волгу, вспоминая золотые денечки.

Е.Рыжова,

Истории из жизни

  • BPEMЯ ШЛО И ОДИНОЧЕСТВО НЕСЛО.
    Замуж я вышла без любви. Мой будущий муж просто попросил моей руки, а я просто согласилась. Так и пошла наша семейная жизнь. У нас родилось четверо детей, а я с годами влюбилась в своего мужа. Но он вдруг загулял и в конце концов ушёл к другой женщине.
  • Боль душевная.
    Сердце разрывается на кусочки за людское бездушие, бандитизм, разруху, коррупцию, за то, как страдает большинство нашего народа.
  • «Папа, покажи меня ежам»
    Я и раньше замечал у нее особенную любовь к медведям. Помню, читали мы «Жизнь серого медведя», и она перед концом заволновалась и сказала: «Папа, не читай дальше, мне страшно, я боюсь, с ним случится что-то плохое».
  • Пилка.
    Петр был отличным сапожником и понимал, что это его умение отлично сгодится на фронте. Во многих тяжелых боях побывал солдат, а в короткие передышки между ними чинил однополчанам сапоги.
  • ПОДПАЛЫЙ
    Горик протянул в нору руку, достал щенка, посадил к себе на колени, стал неумело поить его молоком из стакана. Щенок отворачивался, слепо тыкался мордочкой в шерсть подскочившей Жульки.
  • Простая история непростой жизни
    Когда Агафья повезла питание в следующий раз, муж на стройке уже не работал. Его вызвали в военкомат и отправили на фронт. Но на фронте Кирилл Евдокимович из-за болезни желудка был недолго.
  • Птичку жалко...
    Птицы отплатят вам за доброту пением, трудом на наших огородах, в лесах и садах. Расскажу вам о некоторых видах птиц, которых мне довелось видеть и наблюдать за их повадками.
  • Работать я стал раньше, чем учиться...
    Работать я стал раньше, чем учиться, потому что работнику полагался кусок хлеба. Да и кто позволил бы малолеткам в игры играть, когда кроме нас некому было огород вскопать, картошку посадить, прополоть, окучить.
  • Рынок стал для инвалида благом.
    Беляевский бизнес развивался. Сергей Алексеевич купил квартиру, в 46 лет оставил интернат. В квартире он открыл компьютерный клуб для подростков, стал учить их работе на технике, которая еще не была в городе привычной.
  • С его рук ели Хрущев, Брежнев, Ельцин...
    Юра оказался зятем знаменитого шеф-повара, который кормил большие свиты Н.С. Хрущева, Л. И. Брежнева, Б.Н. Ельцина и других вип-персон.
  • СЕКРЕТ ЕЕ МОЛОДОСТИ.
    Да, семьдесят семь (на год больше стало третьего октября). Поглядев на ее фотографию, многие скажут: «Да не может быть!». Я вас поправлю - у этой женщины годы не унесли красоту.
  • Семечки.
    - Это же наш местный олигархик! - просветила Юлию Петровну Варавара Игнатьевна. - У него чебуречная на соседней улице. А живет он в первом подъезде нашего дома, купил сразу две квартиры и сделал из них одну. Холостой. Но каждый месяц женится на новой блондинке.
  • Шестьдесят лет дед не знал бед.
    От всех недомоганий у него три лекарства было: перцовка домашнего приготовления, русская печь да баня.
  • Сибирская нетрадиционность.
    Школьное образование, несмотря на глубинку, батя получил неплохое, что такое запах водки и табака до семнадцати лет не знал, отчего имел отменное здоровье и поступил в училище без проблем.
  • С сыном, сумками и температурой.
    Возвращалась я с сессии с младшим четырехлетним сыном, с четырьмя сумками и с температурой 39. Муж обычно встречал нас в аэропорту. А тут не встретил. Почему - я не знала.
  • ВРАГИ СОЖГЛИ ЛЮДЕЙ И ХАТЫ.
    Потом Стасю гнали в Германию. Освобождали и снова гнали. До конца войны Стася с такими же сиротами, как она, работала у одной хозяйки в Эстонии. После войны по вербовке приехала на деревообрабатывающий комбинат.
  • Так работал Челомей
    Не случайно много лет спустя в последний путь наглухо засекреченного конструктора провожали не только военные, ученые, производственники, но и знаменитые художники, звезды театра и кино.
  • Криками «ура» встретили каторжники весть о смерти Сталина
    Восемьдесят семь тысяч лагерей и тысячи тюрем, в которых страдали и умирали от голода, истязаний и болезней миллионы людей. Об этом нужно писать, чтобы потомки знали, какой была на самом деле советская власть.
  • ПРАЗДНИК БЕЛОГО ХЛЕБА
    До школьных лет я не ела белого хлеба. Стали его привозить в деревню и распределять «по головам»: по полбуханки на человека. Как привезут - так праздник.