Неужели эпоха Возрождения наступила из-за потепления климата?

Павел Тарасов • 07 января 2017
Совершенствуя методы анализа и интерпретации, можно не только довольно точно реконструировать климат и условия жизни прошлого, но и переосмыслить имеющиеся факты из истории человеческого общества.

    Изменения климата, которые «потрясли» мир

    Сколько же их было в доисторическое время? Резких перемен климата, приведших к серьезным перестройкам жизненного уклада целых народов? «Если взять, к примеру, Ближний Восток и Переднюю Азию, то, как минимум, четыре!» — утверждает Харви Вейс, профессор отдела антропологии Йельского университета из США. Уже за 9000 лет до новой эры климат на планете очень заметно и быстро потеплел. В результате создались весьма благоприятные условия для перехода от охоты и собирательства к производящему, земледельческому хозяйству. В свою очередь, резкое похолодание и иссушение климата, случившееся за 6400 лет до новой эры, вызвало кризис земледелия. Он проявился в запустении многих поселений на территории Леванта и Месопотамии. А в результате именно это способствовало распространению пастушеского хозяйства, связанного с разведением овец и коз.

    Примерно в это же время на юге Месопотамии появились примитивные оросительные системы. Около 3200 лет до новой эры палеогеографическими методами фиксируется еще одна фаза потепления климата, длившаяся около ста лет. Многие поселения и сельскохозяйственные земли, расположенные на междуречьях, оказались заброшенными, а в долинах рек, наоборот, начался активный переход населения к орошаемому земледелию.

    Наконец, за 2200 лет до новой эры резко сократилось количество атмосферных осадков, приносимых в юго-западную Азию атлантическими циклонами и муссонами с Индийского океана, и как следствие — миграция земледельческого населения в наиболее благоприятные для орошения районы на юге Месопотамии и, конечно, рост численности скотоводческого полукочевого населения в засушливых северных районах.

    Холода и засухи привели к свержению монархии в Египте…

    Так, по крайней мере, считает египтолог Фекри Хасан из Института археологии в Лондоне. Уже за 3200 лет до новой эры Египет представлял собой единое, сильное государство. Но период благоденствия, длившийся почти тысячу лет, неожиданно закончился, и страна погрузилась в пучину анархии и хаоса. Власть монархов ослабела. Голод охватил всю страну. Повсеместно грабители опустошали поместья, храмы и гробницы.

    Традиционная наука, как известно, все объясняет причинами социальными и политическими. Но… палеогеографические данные последнх лет позволяют довольно уверенно говорить — толчком к гибели древнего Египетского царства послужило резкое похолодание климата планетарного масштаба, начавшееся около 2200 лет до новой эры. Следствием этого стало сокращение атмосферных осадков, выпадающих в экваториальной Африке, а именно они, долгожданные дожди, переполняли Нил, вызывая ежегодные разливы. Теперь, когда на протяжении нескольких десятилетий паводки стали катастрофически низкими, продуктивность сельскохозяйственных земель резко сократилась. Увы! Все связано в природе! Длительные неурожаи вызвали в стране голод, поступления в бюджет сильно ограничились, и возможности монарха и по ликвидации голода, и по защите страны от внешних врагов практически исчезли. Власть центра ослабла настолько, что мятежи и беспорядки привели ее к окончательному падению.

    Реставрация монархии выпала на долю наиболее предприимчивых региональных правителей — тех, чьи области меньше пострадали от голода, а следовательно, и от мятежей.

    Но вот климат улучшился, «добрые» паводки вернулись на Нил, и стало спокойнее в Египте. В 2020 году до новой эры произошла реконсолидация страны на новой политической платформе. В ее основу были положены государственная поддержка системы ирригационных работ и ответственность монарха перед своими подданными.

    … А теплые зимы способствовали заселению Финляндии

    Тимо Сааринен, Миа Тиляндер и Матти Саарнисто — исследователи из Геологической службы Финляндии — предложили оригинальный метод оценки зимних температур, используя для этого данные по микрослоистости озерных осадков. У финнов, между прочим, на 5 миллионов населения приходится 188 тысяч озер. Ученым повезло — недостатка в объектах исследования у них нет и быть не может.

    В современных условиях на дне водоемов Восточной Финляндии ежегодно отлагается слой осадков, состоящий из светлого и темного прослоев. Пробурив этот «слоеный пирог», ученые установили, что светлый прослой состоит из песчаных и глинистых частиц, сносимых в озеро за время весеннего половодья. Темный же образован преимущественно органическими частицами, оседающими на дно в спокойное время года. Чем больше снега накопилось зимой и чем дружнее шло его таяние, тем больше мощность минерального прослоя. Именно этот показатель и было решено использовать в качестве индикатора климата прошлого.

    И анализы дали ошеломляющие результаты. Оказалось, что в период с 950 по 1200 годы зимы на территории Восточной Финляндии были исключительно мягкими и малоснежными. В озерных отложениях, относящихся к этому времени, «весенних» минеральных прослоев практически нет. А между прочим, это говорит о том, что в тот период на родине Санта-Клауса почти не было снега!

    Кстати, период, когда зимы в Финляндии были значительно теплее современных, совпадает с существованием постоянных поселений в Гренландии (986-1500 гг.). К эпохе викингов (800-1025 гг.) относится и появление следов пребывания человека на востоке Финляндии, а первые кладбища появились там лишь в конце этой эпохи. Но уже с 1025 по 1300 годы число захоронений резко возросло.

    Все это наводит на мысль, что средневековое потепление климата способствовало освоению Финляндии. И еще. Климат играл гораздо большую роль в миграциях населения на севере Европы, чем считалось до сих пор.

    Когда в Японии не было даже риса

    Перечитав написанное, ловлю себя на том, что в своих заметках ни словом не обмолвился о Японии. Берусь восполнить этот пробел. И делаю это не только из чувства благодарности за радушный прием и оказанное гостеприимство. Просто в Стране восходящего солнца, которую можно с равным успехом называть Страной цунами, тайфунов, землетрясений и извержений вулканов, на протяжении многих тысячелетий силы природы оказывают на жизнь и деятельность людей настолько всестороннее влияние, что уже перестали восприниматься, как нечто необычное. Для начала — несколько слов о современных природных условиях Японского архипелага. Дуга его, состоящая из четырех больших и 3000 мелких островов, протянулась с севера на юг почти на 2600 километров. Благодаря островному положению и теплому морскому течению Куросио климат Японии довольно мягкий. Правда, на севере и западе морозы и обильные снегопады — отнюдь не редкость, что позволило сперва Саппоро, а потом Нагано стать столицами зимних Олимпийских игр.

    Осадков на островах выпадает много, а как известно, сочетание тепла и влаги — оптимальные условия для древесной растительности. И потому лесами даже сейчас покрыто 75 процентов территории. На юге и в центре страны преобладают вечнозеленые субтропические растения, на севере главного острова Хонсю — широколиственные листопадные леса и лишь высоко в горах да на самом северном острове Хоккайдо встречаются милые русскому сердцу елки и березки.

    Общее представление о перенаселенности Японии верно лишь отчасти. По традиции большинство жителей тяготеют к довольно узкой прибрежной полосе, удовлетворяющей потребности в рыбе и рисе. Гористые, покрытые лесами внутренние районы популярностью у населения не пользуются.

    Еще 18-20 тысяч лет назад Японские острова были частью Евразии, а Японское море было озером. Предполагается, что именно в те далекие времена, когда на севере Европы и Америки громоздились огромные ледниковые шапки, а уровень мирового океана снижался на сто с лишним метров, в Японию пришли люди. Наши расчеты по результатам анализа пыльцы позволили реконструировать изменения климата Центральной Японии за последние 40 тысяч лет, и получилось, что в окрестностях Киото, известного своей хурмой и бамбуковыми рощами, 18-20 тысяч лет назад летние температуры были ниже современных на 7-8 градусов, зимние — на 12-13 градусов, а осадков выпадало на 1000-1200 миллиметров меньше, чем теперь. Остается лишь гадать, как в таких условиях чувствовали себя древние японцы. Впрочем, в Сибири и на Дальнем Востоке, откуда пришли их предки, климат тогда, как и теперь, был гораздо более суровым.

    Спросите любого школьника, что едят за обедом японцы? И он не задумываясь ответит: «Рис!». И будет прав. Но так было далеко не всегда. Рис «пришел» в Японию из Китая относительно недавно. А до этого 6 — 6,5 тысяч лет назад — то есть задолго до всего остального мира японцы выращивали гречиху. Сеют ее и сейчас. Только не на равнинах, а в горах, куда теплолюбивому рису не добраться. А вот гречневую кашу японцы не варят. Зерна перемалывают в муку, из которой делают длинную лапшу «соба», и очень любят ее.

    Около 6500-5500 лет назад климат Японии был на 2-3 градусов теплее современного. Уровень моря также располагался на более высоких отметках. Теплые прибрежные воды были богаты рыбой и раковинами съедобных моллюсков, и древние жители хорошо питались и неплохо жили. Но… ничто не вечно под луной. Похолодание климата и понижение уровня моря сильно осложнили их существование. Тогда их взоры повернулись к орехам и прочим дарам леса. Именно они становятся существенным элементом местной диеты. Об этом рассказывала Дзюнко Китагава из Киото. Известно, что плоды конского каштана имеют горький вкус, поэтому употребление их в пищу без специальной предварительной обработки невозможно. Но голод, он ведь и в Японии — не тетка.

    О том, что жизнь аборигенов в тот период была не очень сладкой, свидетельствует тот факт, что в пищу помимо конского каштана шли даже дубовые желуди. Но интересно, что современные японцы, верные своей традиции хранить традиции, продолжают использовать условно съедобные плоды конского каштана для приготовления кондитерских изделий. И после доклада симпатичной Дзюнко все участники конференции имели возможность их попробовать. Попробовал и я. «Не фонтан», конечно, но есть можно.

    Количество данных, указывающих на нестабильность климата в историческое и в доисторическое время, растет год от года. И сделать предстоит гораздо больше, чем уже сделано.