Ласковый шелк камня

04 ноября 2015

    «Камень, а на глаз как шелк, хоть рукой погладить». Павел Бажов

    Камень как шелк, — это об уральском малахите, лучшем малахите в мире. К сожалению, в наши дни купить настоящий уральский малахит практически невозможно, да и цены на него баснословные. В Москве в подземных переходах негры продают по 100 тысяч рублей за штуку темно-зеленых слоников из африканского малахита. Этот камень не идет ни в какое сравнение с уральским. А с уральским малахитом ныне знакомятся в Эрмитаже и других музеях. Прекрасные изделия можно увидеть по телевидению — например, уникальный письменный прибор из малахита на столе в новом кремлевском кабинете Президента России, там же находится отделанный малахитом камин — Президент все же родом с Урала...

    Самые известные сказы об уральском малахите, объединенные темой «Малахитовая шкатулка», написал в 1939 году Павел Бажов, сын Петра Бажова, горного мастера Сысертского завода, что находился около Екатеринбурга. Однако сказы и предания о малахите существовали задолго до «Малахитовой шкатулки». Много лет назад я ездил по оренбуржским степям и посетил Гай, где было открыто одно из лучших в мире месторождений меди. Там мой товарищ, блестящий рассказчик, поведал однажды старую легенду о чудодейственных свойствах малахита: «Конь мог пасть в любой момент, он совсем выдохся. Всадник спешился, ласково потрепал коня по шее и быстрым шагом направился по извилистому - ущелью к спасительным пещерам. Конь последовал за хозяином. Ханские стражники были далеко позади, но они неумолимо приближались, а у человека и коня не хватало сил, чтобы добраться до пещер раньше погони. Беглец знал: если стражники его схватят, то в лучшем случае отрубят голову, в худшем — посадят на кол... Впрочем, он не думал о собственной судьбе, он горевал, что теперь никто не спасет его умирающую мать, которой он вез чудодейственное лекарство. Ради спасения матери сын впервые в жизни пошел на воровство.

    Лекарь объявил, что вылечить мать можно, только приложив к ее груди непрозрачный зеленый камень с красивыми узорами. Камень этот добывали в горах далеко на севере, и сын не успевал съездить за ним, так как матери быстрс все хуже. Приезжий человек рассказал, что в двух днях пути отсюда хан строит новый дворец и там много красивого зеленого камня, которым отделывают парадный вход. Сын поскакал за камнем.

    Дворец возводили в предгорьях, в стороне от города. Когда мастера ушли сын спокойно подошел к зеленым плиткам, аккуратно сложенным около парадного входа, взял одну величиной с две ладони и положил ее за пазуху. Потом не спеша направился к коню, привязанному неподалеку. Это было страшное дело — украсть у самого хана. Но взявший плитку знал, что если бы он попросил кусок камня для больной матери, его сразу бы схватили и без объяснений бросили в яму-тюрьму. Хан своим имуществом ни с кем не делился.

    С другой стороны строительства закричал стражник. Ему не понравилось, что кто-то бродит по стройке. И тут взявший камень совершил роковую ошибку: у него не выдержали нервы, он вскочил на коня и помчался во весь опор в горы. Не прояви он такую поспешность, погоню за ним организовывать не стали бы.

    Теперь, продолжая двигаться по ущелью, беглец произнес вслух:

    — Что же делать? До пещер добраться не успеем!

    — Надо спрятаться! — раздалось сзади.

    Человек стремительно обернулся: с ним говорил его конь.

    — Ты можешь говорить?!

    — Тот, кто держит на груди зеленый камень, разумеет язык зверей, — ответил конь. — Поставь меня вплотную к скале, положи мне на спину зеленый камень и упрись в него руками! Тогда камень сделает нас невидимыми, и стражники проедут мимо.

    Он так и сделал. Стражники промчались рядом, даже не взглянув в их сторону. Чело-век поблагодарил коня и поцеловал его в морду. Через два дня он привез лекарство матери. Зеленый камень привязали к груди больной, и хворь стала быстро уходить от нее».