Фундамент семейного дома

Тамара АФАНАСЬЕВА • 25 мая 2015

    Скажите, какой сюжет чаще всего встречается в мировой драматургии? Правильно: несчастная любовь, которой препятствует социальное и имущественное неравенство: крестьянке нельзя выходить замуж за аристократа, бедному трудно рассчитывать на согласие богатых родителей. Страданиями, слезами и кровью влюбленных оплачена долгая история расовой, национальной, религиозной розни или межсемейной вражды. Классический пример — история Ромео и Джульетты.

    Октябрьская революция вместе с путами общественного угнетения порвала и эти тенета личного принуждения. Однако взгляды, привычки в быту меняются куда медленней, чем порядки в государственном устройстве. Порой на смену прежним трудностям и помехам приходят новые, прежде немыслимые. Раньше любовь и характеры наших бабушек и дедушек испытывала неволя, нас время испытывает свободой выбора.

    Свобода требует от молодых людей особой умудренности и ответственности, К примеру, наши предки придерживались обычая: отдавать родное дитя «хоть за курицу, да на соседнюю улицу». Была в этом правиле не одна кастовая ограниченность, но и житейская мудрость: однородность среды, в которой росли и воспитывались жених с невестой, предполагала в определенной мере и общность интересов, стремлений, всего, что мы именуем жизненной установкой. Тем, кто рос «на соседней улице», легче найти взаимопонимание, а значит — прочней будет союз. На равенство супругов как важнейшее условие семейного благополучия указывал еще А. И. Герцен, борец против всяческих предрассудков, в том числе — сословных. Он называл неравные браки — «вперед посеянное несчастье».

    Современные молодожены уверены: все дело в том, чтобы юноша и девушка друг другу нравились. Уже не одно поколение супругов не оглядываются, кто с какой «улицы». Северянки соединяются с жителями знойного юга и не беспокоятся по поводу разницы темпераментов, национальных и семейных обычаев и традиций. Интеллигенты женятся на «простых крестьянках», выходцы из глубинки берут за себя изнеженных столичных девушек. И не обращают внимания на разницу в культурном уровне, в подготовке к труду.

    Такие «неравные браки» — естественное и прогрессивное для всего общества явление, но для отдельных пар это оборачивается неожиданными трудностями, преодолеть которые не каждый человек сумеет. И тем не менее отличия в воспитании, привычках, нравах чаще всего преодолеваются: все-таки две трети семей не распадаются, хотя и живут подчас трудной, напряженной жизнью, И здесь сказываются не только усилия супругов, но и общественные факторы, которые мы порой в расчет не принимаем.

    Например, в нашей стране действует единая образовательная и воспитательная система, миновать которую нынче не может ни один юный гражданин, где бы он ни родился и вырос. Выходцы из южных республик и с

    крайнего севера, из крестьянской семьи или столичного дома — все учатся в школе по общим предметам, формирующим единые нравственные, общественные воззрения представления о ценностях жизни.

    Разница в материальном положении семей — одно из вечных препятствий к соединению влюбленна как мы уже говорили,— для молодежи нынче потеряла свое значение, Зато сохраняет остроту разница в отношениях к вещам и деньгам. Те, кто относятся к ним бесшабашно, очень трудно уживаются с представителями семей, где принято бережливое или скопидомное почтение к материальным благам,

    По правде сказать, мы еще не выработали разумно-реалистического взгляда на материальное благополучие, нередко срабатывают установки наших предков. Бабушки и дедушки ваших родителей, бывало, соединялись не по любовному влечению, не по своей воле, а по воле отца-матери, которые сами решали кто хорош, а кто плох в пару их дитяти. «Ценность» жениха и невесть определялась не столько их личностными достоинствами, сколько величиной капитала, который они могли бы положить в основу НОВОГО доме. Если не деньги, не дом, не земли, не какое-то прибыльное дело, то хотя бы громкое имя. А в трудовых семьях капиталом были крепкие, умелые, работящие руки, терпеливый, нрав.

    В одной из русских народных песен мать с сыном перебирают всех возможных невест. Дочь царская — спесива, дочь дворянская — ленива дочь купеческая — расчетлива, а вот крестьянская — и трудолюбива, и почтительна, и добра.

    Исследователи нравов прошлых веков считали, что большинство свадеб тогда было в той или иной мере заключительным актом сделки, в результате которой возникало новое хозяйство. Главой его государственным и религиозным уложением назначался муж.

    Сегодняшний колхозник, глядишь, завтра — летчик, а то и космонавт. Или, не выходя за околицу родного села,—- герой труда, депутат, крупный руководитель. То же самое в городе — у рабочего, у студента. Горизонты не закрыты классовыми барьерами, которые нередко самая выдающаяся личность прежде преодолевала с трудом, обыкновенному же человеку никак было не пробиться.

    Женщина получила право на одинаковое с мужчиной образование, одинаковую оплату труда. А все это дает ей подлинную — не мнимую — независимость от мужниной власти. И возможность самой решать, кому отдать руку и сердце.

    Все достижения социального развития нашей страны работают на бескорыстие нынешних молодых людей, на свободу выбора.

    — Так уж и исчез из личных отношений расчет? — усомнился один проницательный мой собеседник.— В последнее время наметилась у молодых людей обратная тенденция: смотреть не только на личико будущей жены, на ее добрый нрав, но и на родительский достаток, на «положение» семьи. И «раскрепощенные» девушки нередко сознательно лезут в хомут «выгодного брака» с нелюбимым, но солидным, состоятельным женихом.

    Что я могу возразить? Ничего. Потому что — правда. Бывает. Но только речь здесь идет не о расчете — о корысти. А расчет — он ведь в любом браке есть, самом бескорыстном.

    Скажите, к примеру, какое приданое дороже: то, что прежде «отваливали» дочкам на обзаведение — резные кровати, пуховые перины, шубки лисьего меха и энную сумму деньгами, — или то, что дают нынешние родители своей дочери, когда в качестве «основного капитала» выступает диплом об образовании, надежная профессия? Шубка износится.

    Немалые сложности для молодой семьи создает различие в профессиональных занятиях и интересах супругов. До революции около 80 процентов населения России жили в деревнях и занимались сельским хозяйством. В этих семьях всех объединяло общее дело: бабушки, дедушки, мужья и жены, дети, внуки в совместном труде и поте добывали хлеб свой насущный. И трудовые заботы были понятны всем, переживаемы примерно одинаково. Сейчас супруги нередко даже приблизительно не в состоянии разобраться, чем на службе занята «половина». Дети тоже озабочены чем-то своим, часто родителям неясным, а при более высоком уровне образования юного поколения — вовсе недоступным. Даже при одинаковом высшем образовании у мужа-химика и жены-филолога будет мало перекрещивающихся интересов, касающихся их важнейшего занятия — работы.

    Понятными и потому интересными в таком случае остаются одни лишь перемещения по служебной лестнице, изменения в зарплате (у детей, соответственно, переход в следующий класс, на следующий курс, отметки). Согласитесь, что круг общения в семье сужается. Для домашнего собеседования остаются лишь темы бытового плана: что купить, сготовить, куда пойти в выходной. Некоторые юные супруги начинают оглядываться на избранника: уж не унылый ли он обыватель, которого только и интересует, что жена готовит да как убирает? А мужа, в свою очередь, волнует отчужденность, непонимание женой его деловых устремлений.

    Видимо, сгладить острые углы можно общим семейным увлечением, общественной работой. Ведь одним из парадоксов современной семьи является и этот: чем больше замкнуто на себе самом это маленькое сообщество, тем оно больше подвержено разрушительным воздействиям стороннего влияния, от которого нынче очень сложно укрыться даже в доме-крепости. И чем больше семья открывает себя для широкого общения, вбирает в себя чужие заботы и отзывается на «планетарные» события, тем больше в ней и личного взаимопонимания между представителями разных поколений, уровней образования и профессий, какими часто являются теперь ее члены. Прислушайтесь, присмотритесь к самым дружным семьям: как правило, их составляют социально активные люди.

    Фундамент современного семейного дома надо закладывать так, чтобы семья была не замкнутым строением, а вбирала в себя множество связей — и с современным миром, и с проверенными временем традициями.

    С передачей семейных традиций, которые прежде служили соединительной тканью между поколениями родственников, нынче все осложнилось.

    Семья вообще тяготеет к определенной инерции: для нее, как говорят, три раза переехать — все равно что погореть. А сколько раз современная семья теперь переезжает с места на место? Учиться после школы дети часто едут в далёкий от родного дома город. Становятся молодыми специалистами —- по назначению отправляются в новые дали. Оттуда, уже с грузом собственной семьи, перемещаются по стране, пока не осядут где-то. Да и то в выбранном городе не раз поменяют квартиру и место работы. Вместе с этими перемещениями изменяется окружение: соседи, сослуживцы, друзья и знакомые. Меняется и материальное, и должностное положение супругов.

    Прежняя семья тяготела к неизменности быта, к традиционности отношений и привычек, современная — скорее жаждет изменений, чем боится их. Но и перемены ей даром не даются, не всегда нужно спешить с ними.

    — Какие, оказывается, труности ждут нас впереди! — с усмешкой воскликнула как-то старшеклассница, которая то и дело вступала со мной в спор. Всем своим видом ей хотелось показать, что она не собирается к подобным проблемам относиться всерьез.— Никак вы, взрослые, не договоритесь друг с другом: то упрекаете молодых в расчетливости, то призываете быть рассудительными, взвешивать все «за» и «против». Так дальше фундамента ничего и не выстроишь. Да и что вы все-таки называете фундаментом семьи?

    Отвечу.

    Когда начинает создаваться семья, расчет — сознательный или неосознанный — всегда есть, но если только он остается главным связующим звеном, никакой срок совместного проживания не дает основания говорить о семейном благополучии. Мы ведь с вами уже определили, что основа современной семьи — чувство, особые, кровно-дружеские взаимоотношения. Осознанный выбор, сделанный с учетом свойств характеров, жизненных устремлений, нравственных установок жениха и невесты и покоящийся на сердечном влечении — вот залог прочного и длительного супружества.

    Строить жизнь по законам свободы, справедливости, чести, добра и любви а тысячу раз лучше, радостней, но во столько же раз сложней, чем по законам неправды, принуждения, корысти. Праведная жизнь предъявляет человеку более высокие требования, ждет от него более осознанного, ответственного отношения к своей миссии, большей культуры поведения. Всему этому нелегко научиться. Но нужно — и вам, и государству.