Эксперимент для нас

Павел Тарасов • 21 апреля 2016
Прошлое и природы, и общества умеет хранить свои тайны. Книга «Лес и цивилизации» приоткрывает завесу над некоторыми из этих тайн.

    Книга «Лес и цивилизации». Авторы Дж. Фленли, П. Бан и др., редактор и идейный вдохновитель — профессор Международного научного центра японских исследований в Киото Йосинори Ясуда. Профессор Ясуда — известный в Японии и за ее пределами специалист. Он изучает процессы взаимодействия и взаимовлияния природы и человеческого общества. Анализ роли лесов в хозяйственной и культурной жизни прошлых и нынешних поколений землян — одно из самых важных направлений его работы. 

    История одной цивилизации

    Речь пойдет об одном вулканическом острове в Тихом океане площадью в 165,5 квадратных километров. Он удален от побережья Южной Америки на 3765 километров и от ближайшего массива суши на 2250 километров. Это — самый изолированный от внешнего мира клочок обитаемой земли. И, тем не менее, он известен на весь мир фантастической культурой «каменного века», оставившей после себя множество статуй, среди которых есть настоящие гиганты высотой до 10 метров и весом до 82 тонн. Поистине это крупнейший археологический музей под открытым небом и одна из самых интригующих научных загадок XX века. Конечно, вы уже догадались, что речь идет об острове Пасхи. Он был открыт голландцами в 1722 году, в день Святой Пасхи, почему и получил свое название.

    Всю доевропейскую историю острова Пасхи можно условно разделить на четыре этапа. Первый длился около трех миллионов лет. За это время успели сформироваться почвы, появилась растительность, но на протяжении веков и тысячелетий единственными хозяевами затерянного мира оставались птицы.

    Около 1600 лет назад в сбалансированную экосистему острова произошло вторжение извне. Предположительно это были несколько десятков полинезийцев — мужчин, женщин и детей. На одной или нескольких больших лодках они случайно попали на остров, привезя с собой домашних животных и культурные растения. Материальных свидетельств их жизни очень мало: небольшие каменные платформы со стоящими на них или рядом с ними тоже совсем небольшими грубо сделанными статуями. И все-таки это статуи. Запомним это.

    Третий этап, длившийся с 1000 до 1500 года, можно по праву считать «золотым веком» островной цивилизации. За это время население острова, живя в мире и довольстве, увеличилось, по некоторым оценкам, до двадцати и более тысяч человек. За это время около 800 каменных статуй были вырублены из вулканического туфа в кратере Рано Рараку. И все это — только с помощью каменных инструментов! Более 230 статуй каким-то образом были перемещены из кратера на значительные расстояния и установлены на каменных платформах в прибрежной зоне острова. Еще 394 статуи так и остались незавершенными, и среди них одна гигантская — весом 270 тонн.

    На четвертый этап приходится финал исторической драмы. На острове что-то произошло. Что-то настолько жизненно важное, что изменило привычный ход событий. Каменные статуи перестали создаваться. Кремация тел умерших уступила место захоронению останков. Мирное существование тысяч людей вдруг заменили междоусобицы и войны — об этом молча свидетельствуют наконечники стрел и дротики из обсидиана. Их — тысячи.

    Конфликт в обществе привел к низвержению каменных идолов, и на смену прежнему культу поклонения предкам пришла другая религия, исповедующая культ силы, культ воина. Вот почему война была так жестока — речь шла о другой идеологии, других ценностях. В 1722 году, когда остров увидели европейцы, со славным прошлым было покончено. Местного населения всего было около двух тысяч человек, и они влачили нищенское существование буквально на обломках прежде великой цивилизации.

    Поскольку войны в прошлом происходили чаще всего из-за жизненного пространства, то логично было бы в рассуждениях о гибели цивилизации задаться вопросом об этом пространстве. Что в нем могло измениться, исказив отношения, нарушив жизненный баланс? И ученые задали сами себе три главных вопроса. Был ли остров когда-либо покрыт лесами? Если был, то почему они исчезли? И стало ли исчезновение лесов хотя бы частично причиной коллапса островной цивилизации?

    И все-таки они шумели

    Исторических доказательств того, что остров Пасхи был в прошлом покрыт лесами, нет. Первые европейцы, посетившие его в XVIII веке, отмечали «наличие деревьев на значительном расстоянии», хотя скорее всего это были не деревья, а кусты торомиро, достигающие высоты двух метров. Ботаники зафиксировали лишь три вида кустарников, что не идет ни в какое сравнение с богатой флорой большинства тропических и субтропических островов Тихого океана. Эта особенность долгое время объяснялась крайне изолированным положением острова.

    И все-таки в пользу лесного прошлого свидетельствуют два немаловажных, хотя и косвенных, обстоятельства. Хорошо известно, что определяющую роль в формировании того или иного типа растительности играет климат. Климат острова Пасхи — теплый и влажный — весьма благоприятен для существования лесов, и отдельные засухи вряд ли причинили бы видимый ущерб растительности.

    И второе. Почвы, еще один важнейший компонент природной системы для обеспечения жизни растений, также успели хорошо сформироваться.

    Более убедительные доказательства того, что остров Пасхи был в прошлом покрыт лесами, появились во второй половине XX века. Житель острова Эдмундо Эдвардс нашел в лавовой пещере большое количество орехов, часть из которых была впоследствии идентифицирована и отнесена к виду пальм, растущих на тропических островах Тихого океана. Еще раньше похожие орехи были обнаружены участником экспедиции Тура Хейердала Скоттсбергом. Правда, отнесены они были к дереву, завезенному на остров относительно недавно. Интересно, что впоследствии оба определения оказались ошибочными. В начале 80-х французские спелеологи Гро и Гутьер также обнаружили в пещерах орехи. И оказалось, что они принадлежат к виду пальм, находящемуся в ближайшем родстве с чилийской винной пальмой — самой крупной пальмой планеты, орехи и сладкий сок которой пригодны для употребления в пищу.

    Если верить профессору Дрансфелду, который проводил этот анализ, то оказывается, что пальмы, росшие на острове Пасхи, не только были очень большими (их пни, описанные в 1868 году Палмером, достигали полуметра в диаметре), они также служили источником пищи для местного населения.

    К началу 90-х годов XX века накопилось уже довольно много находок орехов и остатков пальмовой древесины из разных частей острова, и датировка радиоуглеродным методом показала возраст — 780-860 лет. Значит, деревья существовали уже после колонизации его людьми.

    Окончательно историю растительности острова удалось прояснить благодаря усилиям палинологов — специалистов, изучающих пыльцу трав, кустарников и деревьев, законсервированную в отложениях озер и болот. Профессором Джоном Фленли (одним из авторов книги) было установлено, что пыльца этой самой крупной пальмы (скажем ее научное название — Pascholococos disperta) часто встречается во всех трех вулканических кратерах и более всего — в озерно-болотных отложениях, на самых низких отметках.

    Основной итог детальных палинологических исследований был поистине ошеломляющий: лесная растительность острова Пасхи была мощной, буйной и просуществовала без сколько-нибудь существенных изменений тридцать тысяч лет. Пальма доминировала в составе лесов на высотах до 400 метров над уровнем моря. На больших высотах в растительном покрове преобладали кустарники или небольшое маргаритковое дерево, встречающееся на многих тихоокеанских островах. Лишь около 1200 лет назад отмечается резкое сокращение доли пыльцы деревьев и кустарников в пыльцевых спектрах и постепенное исчезновение пальмы из растительного покрова. Около 600 лет назад леса, по крайней мере в кратере Рано Кау, практически полностью исчезли.

    Победа людей и крыс, ставшая поражением

    Почему исчезли? Ответов много. Одни говорят — изменился климат, другие — катастрофическое извержение вулкана, третьи — деятельность человека. Действительно, за последние тридцать тысяч лет климат всей планеты неоднократно менялся: то теплело, то холодало, однако довольно быстрое исчезновение лесов на острове Пасхи вряд ли можно объяснить одними лишь климатическими причинами. Тем более не следует забывать, что леса острова благополучно пережили гораздо более суровое похолодание, максимум последнего оледенения Земли — 18-20 тысяч лет назад, когда среднегодовые температуры воздуха повсеместно были на 10 и более градусов ниже современных.

    Вулканическая причина также выглядит малоубедительно, поскольку следов извержений за последние несколько тысячелетий обнаружить не удалось. А датировка двух тонких прослоек пепла показала около 12 тысяч лет, то есть извержение случилось задолго до катастрофического исчезновения лесов. А вот первые поселенцы могли ощутимо повлиять на лесную растительность острова. Каким образом? Освобождая место под зерновые культуры, используя древесину для строительства и в качестве топлива. Уже и этого достаточно, но это еще не все.

    Палинологический анализ свидетельствует: сокращение в отложениях доли древесной пыльцы совпадает с резким увеличением микрочастиц угля. Хотя лесные пожары могут возникать и без участия человека, однако в отсутствие связи между увеличением числа пожаров и появлением на острове людей верится с трудом.

    Но есть и еще одно важное звено в цепочке доказательств определяющей роли «человеческого» фактора в гибели лесов. Все обнаруженные в пещерах орехи были погрызены крысами. Полинезийская крыса была завезена на острова Тихого океана полинезийцами как источник питания. Вот они-то, конечно, вместе с людьми и оказали катастрофическое воздействие на островную флору и фауну. Именно к такому мнению склоняется большинство ученых. Употребление в пищу орехов в таком большом количестве затрудняло естественное воспроизводство пальм. И еще. Легкой добычей крыс и людей были яйца морских птиц, в изобилии селившихся на острове Пасхи до появления людей. Исчезновение птиц повлекло за собой резкое сокращение птичьего помета — гуано, прекрасного органического удобрения, и как следствие — резкое обеднение почв и постепенное оскудение лесов.

    Повлияло ли исчезновение лесов на коллапс высокоразвитой островной цивилизации? В дошедших до нас легендах коренных жителей острова говорится, что цивилизация погибла в результате междоусобных войн и голода около 1680 года. Леса же в прибрежных районах исчезли около 1400 года, то есть леса были сведены до краха цивилизации. Логика проста и понятна: причина порождает следствие. Возможно, цепочка событий выглядит следующим образом. Люди, поселившись на острове, стали активно истощать его лесные ресурсы. Леса выжигались, чтобы освободить место для ведения сельского хозяйства. Древесина использовалась в качестве топлива, для строительства жилищ и лодок-каноэ и для перемещения гигантских каменных статуй. Рост островного населения еще более усугублял проблемы — сведения лесов, эрозии и истощения почв. Сельское хозяйство уже не способно было прокормить всех. В то же время резкое сокращение числа деревьев, пригодных для строительства каноэ, существенно ограничило доступ к рыбным запасам. Без катков, сделанных из пальмовых стволов, застыли на месте каменные исполины. Вот, может быть, тогда-то кто-то и решил поменять веру, разуверившись в старых богах, желая пресечь их расточительность. Может быть, тогда разделился народ и пошел друг на друга. Археологи свидетельствуют: резкое уменьшение населения, огромное количество стрел и дротиков. Изменились верования и способы ведения хозяйства. А тут еще участились засухи. В XVII веке они вполне могли стать той последней каплей, которая оказалась смертельной для сельского хозяйства, еще как-то поддерживавшего жизнеспособность островного населения.

    Так ли было на самом деле? Мы не знаем. Это одна из гипотез и, по мнению авторов книги, очень реалистичная, подтверждаемая и палинологией, и археологией.

    Но главное, мне думается, даже не в гипотезе, а в словах авторов, П. Бана и Д. Фленли, сказанных еще в 1992 году, давайте хоть ненадолго задумаемся над ними: «История острова Пасхи может служить моделью для всей планеты. Древние островитяне провели для нас эксперимент, в котором неконтролируемый рост численности населения, безрассудное использование природных ресурсов и безграничная вера в то, что их религия позаботится о будущем, привели природу к экологическому кризису, а общество к краху. Катастрофа подобного масштаба на Земле может унести жизни 1,8 миллиарда человек. По прогнозу Римского клуба, при сохранении нынешних темпов промышленного развития, использования ресурсов, загрязнения окружающей среды и роста народонаселения коллапс земной цивилизации может произойти уже около 2050 года. Параллели между экологической катастрофой на острове Пасхи, затерянном в океане, и тем, что происходит на «острове» Земля, затерянном во Вселенной, слишком близки, чтобы чувствовать себя комфортно».